Юридически значимые сообщения и нотариальная деятельность

Дата: 
24/12/2014
нотариальная деятельность

Появление новелл правового регулирования всегда оценивается с позиций их влияния на практику применения действующего законодательства. Перманентные изменения гражданского законодательства заставляют юристов по-иному взглянуть на привычные алгоритмы профессиональных действий. Одной из новелл, введенных Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" , стала ст. 165.1 ГК РФ "Юридически значимые сообщения". По сути, в данной норме предпринята попытка унификации правового регулирования всего гражданско-правового общения между участниками гражданского оборота.

В рамках данной статьи нам хотелось бы не просто проанализировать данное нововведение, а одновременно попытаться понять, как оно скажется на нотариальной практике. Не секрет, что именно нотариусы в большей степени, чем иные практикующие юристы, лишены права на ошибку при осуществлении своих профессиональных обязанностей. Обусловлено это как необходимостью выполнения нотариусами правоохранительной функции при совершении нотариальных действий, так и самостоятельным характером несения нотариусом всех имущественных рисков своей профессиональной деятельности.

Начнем свое исследование с уяснения самого термина "юридически значимые сообщения". В исследуемой статье ГК РФ, по сути, дается легальное понятие этого термина. Понятие "юридически значимые сообщения" ранее в законодательстве РФ не использовалось. Однако оно использовалось в решениях арбитражных судов и упоминалось ими в связи с рассмотрением споров о порядке получения юридическим лицом различной корреспонденции по адресу, указанному в его учредительных документах при государственной регистрации в качестве юридического лица, или споров о признании недействительными государственной регистрации изменений, внесенных в учредительные документы организации в связи со сменой ее юридического адреса. В связи с этим суды указывали, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения им юридически значимых сообщений, поступивших по адресу, указанному в реестре, и риск отсутствия в указанном месте своего представителя, за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30 апреля 2013 г. по делу N А45-3263/2012; постановление ФАС Поволжского округа от 21 мая 2013 г. по делу N А55-23900/2012) .

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Перечень юридически значимых сообщений, отраженный в ст. 165.1 ГК РФ законодателем, не ограничен, не является исчерпывающим. Как следует из п. 1 ст. 165.1 ГК РФ, к юридически значимым сообщениям, в том числе, относятся заявления, уведомления, извещения, требования. Названные в данной статье средства передачи информации можно объединить одним более широким родовым понятием - сообщения.

Для отнесения какого-либо сообщения к юридически значимому и, следовательно, для решения вопроса о том, подлежит ли в каждом конкретном случае применению рассматриваемая статья ГК РФ, необходимо выявить несколько составляющих, которые должны присутствовать одновременно:

сообщение должно влечь для его получателя гражданско-правовые последствия;

гражданско-правовые последствия должны быть установлены законом или сделкой;

сообщение должно быть адресовано и доставлено лицу, у которого возникают соответствующие гражданско-правовые последствия, или его представителю.

Прежде всего необходимо обратить внимание на характер правовых последствий, которые влечет сообщение для его адресата (получателя). В соответствии с рассматриваемой статьей сообщение является юридически значимым, если оно влечет для получателя гражданско-правовые последствия. Следовательно, если сообщение влечет правовые последствия для получателя, которые не являются гражданско-правовыми (например, судебные извещения и вызовы - ст. 113 ГПК РФ), т.е. носят иной правовой характер, либо сообщение влечет гражданско-правовые последствия не для адресата, а для третьего лица, в том числе для самого отправителя (например, заявление наследника о принятии наследства, переданное нотариусу), то такое сообщение нельзя отнести к юридически значимым сообщениям по смыслу ст. 165.1 ГК РФ.

Данное замечание, на наш взгляд, должно быть учтено нотариусами, поскольку им каждый день приходится сталкиваться с получением и отправлением различного рода сообщений. Так, нотариус получает заявления о принятии наследства, об отказе от наследства; представляет заявления о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и иные необходимые документы в орган, осуществляющий соответствующую регистрацию, передает заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц и многое другое.

Представляется, что все перечисленные действия влекут гражданско-правовые последствия, но не имеют ничего общего с юридически значимыми сообщениями, о которых идет речь в ст. 165.1 ГК РФ. Заявления о принятии наследства или об отказе от наследства влекут гражданско-правовые последствия, но не для нотариуса, которому они адресованы. Нотариус, являясь получателем соответствующего сообщения, выступает при этом в роли правоприменителя, т.е. имеет исключительно служебный интерес в рамках данных правовых отношений.

Заявления, которые направляет нотариус для внесения соответствующих сведений в государственные реестры, влекут гражданско-правовые последствия, но не для уполномоченных органов (осуществляющих государственную регистрацию прав и внесение сведений в реестры). Последние при этом выполняют функции правоприменителей и не являются участниками данных отношений.

Очевидно, что на указанные выше случаи действие положений ст. 165.1 ГК РФ не распространяется.

Если же нотариус, совершая нотариальные действия, направляет юридически значимые сообщения, например уведомление залогодержателю в порядке ст. 86.1 Основ законодательства РФ о нотариате, складывается иная правовая ситуация. Несмотря на то, что при этом нотариус совершает нотариальное действие, направленное им заявление третьему лицу влечет для последнего гражданско-правовые последствия, а значит, оно является юридически значимым по смыслу ст. 165.1 ГК РФ.

Сообщения признаются юридически значимыми, если влекут гражданско-правовые последствия для лица в силу закона или в силу сделки.

Можно привести огромное количество примеров, когда закон связывает гражданско-правовые последствия с заявлениями, уведомлениями, извещениями, требованиями или иными юридически значимыми сообщениями. Это как сфера вещных отношений (например, извещение участника общей собственности о продаже доли - ст. 250 ГК РФ), так и сфера обязательственных отношений (например, согласие залогодержателя на отчуждение предмета залога - ст. 346 ГК РФ).

Сделками, которые связывают определенные гражданско-правовые последствия с юридически значимыми сообщениями, прежде всего, являются договоры (двусторонние и многосторонние сделки). Если говорить о договоре как об источнике отнесения сообщения к юридически значимому, то таким видится договор, заключенный между отправителем сообщения и его адресатом. Только в этом случае он может стать обязательным для отправителя и адресата и породить соответствующие правовые последствия. Стороны обязательства в силу условий существующего между ними договора часто направляют друг другу юридически значимые сообщения, которые, в свою очередь, имеют (как правило) правовую природу сделки. Такими сообщениями являются, например, сообщения о продлении действия договора, заявления об отказе от исполнения договора, когда это допускается законом или договором, заявления о зачете однородных встречных требований и т.п.

Однако не исключено, что односторонние сделки также могут стать "источником" юридически значимого сообщения. Именно поэтому законодатель в силу "богатства" гражданского оборота не стал ограничивать круг действий, связывающих гражданско-правовые последствия с получением юридически значимых сообщений, договорами, а указал на сделки.

В качестве адресата (получателя) сообщения анализируемая статья называет лицо, для которого такое сообщение влечет гражданско-правовые последствия, либо его представителя. Фокусирование внимания на субъекте получения сообщения имеет важное значение для квалификации сообщения в качестве юридически значимого, на что уже обращалось внимание выше. В случае если сообщение, с которым закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для определенного лица, адресовано и, соответственно, доставлено другому лицу, оно не может быть расценено в качестве юридически значимого; на него не распространяется действие ст. 165.1 ГК РФ.

Представляется, что расположение ст. 165.1 в § 1 гл. 9 "Сделки" ГК РФ нельзя расценивать как отнесение юридически значимых сообщений к сделкам, равно как нельзя отрицать, что юридически значимые сообщения могут быть сделками. Более того, количество сделок, обличенных в форму юридически значимых сообщений, на сегодняшний день в гражданском праве велико (например, согласие третьих лиц на совершение сделки, заявление лица о продлении договора или прекращении обязательства и т.д.).

Вместе с тем юридически значимыми сообщениями могут быть сообщения, не включающие в свое содержание сделку. В качестве примера юридически значимых сообщений, которые не являются сделками, можно привести требование одного из участников общей собственности о выделе ему доли из общего имущества (ст. 252 ГК РФ), заявление о предоставлении согласия кредитора на перевод долга (ст. 391 ГК РФ), уведомление кредитора о заключении брачного договора (ст. 46 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ)) и др.

Обращение к вопросу о природе юридически значимых сообщений не оставляет сомнений, что все эти сообщения представляют собой волевые действия лица, но различной правовой природы.

Э.А. Евстигнеев по этому поводу замечает: "...юридическая доктрина современной России все-таки стала проявлять некоторый интерес к тем возможным правовым категориям, которые могут находиться непосредственно на стыке сделок и юридических поступков. В частности, ряд ученых-цивилистов обращают внимание, что существуют такие правовые категории, которые не включаются ни в категорию сделок, ни в категорию юридических поступков. К ним они относят различного рода уведомления и сообщения и объединяют их таким общим понятием, как "сделкоподобные действия". Подобное понятие не было выведено нашими учеными самостоятельно - оно является производным от немецкого понятия "geschaftsahnliche Handlungen", которое включает в себя различного рода сообщения, уведомления, требования" .

В соответствии с немецкой доктриной "сделкоподобные действия представляют собой изъявления (Erklarungen), при которых правовые последствия (Rechtsfolgen) наступают, так как они предусмотрены законом и вне зависимости от наличия воли на возникновение этих правовых последствий (gerichteten Willen)" . Таким образом, проявление воли при совершении "сделкоподобных действий" имеет место быть, но воля направлена, прежде всего, на сообщение другому лицу определенной информации.

Сказанное означает, что было бы ошибкой расценивать факт нахождения ст. 165.1 в главе ГК РФ "Сделки" как способ закрепления правовой природы юридически значимых сообщений в качестве сделки.

Нотариусу следует учитывать различную правовую природу юридически значимых сообщений. Отнесение в ходе совершения нотариальных действий юридически значимого сообщения к сделке потребует распространения на него всех правил о сделках: о форме и порядке совершения, условиях действительности и т.п.

Представляется, что основное значение появления ст. 165.1 в ГК РФ заключается в необходимости закрепления общего правила о моменте возникновения для адресата сообщения вызванных им гражданско-правовых последствий. По общему правилу, если закон, сделка, обычай или практика, установившаяся во взаимоотношениях сторон, не определяют момент, когда юридически значимое сообщение влечет соответствующие правовые последствия для другого лица, то он определен моментом доставки соответствующего сообщения адресату (абз. 1 п. 1 и п. 2 ст. 165.1 ГК РФ).

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним. Данное правило представляет собой пример неопровержимой презумпции, каких до внесения последних изменений в ГК РФ российское законодательство еще не знало. Неопровержимость заключается в том, что закон не содержит никаких оговорок, при наличии которых норма не будет действовать.

Иными словами, если сообщение было направлено адресату, то предполагается, что оно было доставлено. При этом не имеет значения, получил ли адресат информацию, содержащуюся в сообщении. Так, если сообщение не было ему вручено по зависящим от него обстоятельствам (например, лицо специально не получало заказное письмо) либо электронное письмо не было прочитано (например, по условиям договора предполагалось ведение переписки по электронной почте), то оно все равно считается доставленным. Соответственно все риски фактического неполучения юридически значимого сообщения в указанных случаях несет адресат.

Понимание данного правила имеет огромное значение для нотариальной практики. При совершении нотариальных действий нотариусам часто приходится сталкиваться с необходимостью установления момента возникновения гражданско-правовых последствий в связи с доставкой юридически значимых сообщений. Наиболее ярко это проявляется, например, в ситуации с продажей доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО) или доли в общем имуществе, когда необходимо проверить, соблюдены ли продавцом правила о преимущественном праве покупки. Так, в соответствии с п. 5 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"  участник общества, намеренный продать свою долю или часть доли в уставном капитале общества третьему лицу, обязан известить об этом в письменной форме остальных участников общества и само общество путем направления через общество за свой счет оферты, адресованной этим лицам и содержащей указание цены и других условий продажи. В силу п. 2 ст. 250 ГК РФ продавец вправе продать свою долю любому лицу только в том случае, если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество - в течение 10 дней со дня извещения.

Таким образом, при удостоверении договора купли-продажи доли в общей собственности или доли в уставном капитале ООО нотариусу должны быть представлены доказательства поступления лицам, обладающим правом преимущественной покупки, извещения о намерении продать свою долю.

Одной из проблем, которая возникала в нотариальной практике, как раз была проблема установления бесспорности факта доставки такого извещения. Нотариус, устанавливая бесспорность данного факта, должен быть убежденным в том, что извещение доставлено по достоверному адресу.

Зададимся вопросом: меняет ли как-то анализируемая новелла подходы к разрешению данной проблемы?

Для ответа на него следует иметь в виду, что из закона вытекает различный порядок определения достоверности места (адреса) доставки юридически значимого сообщения для юридических и физических лиц.

Сегодня возможные риски при установлении нотариусом факта доставки юридически значимых сообщений, адресованных юридическим лицам, во многом сняты постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 г. N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица", давшим толкование положений законодательства о значении закрепления адреса юридического лица в едином государственном реестре прав юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

Так, в соответствии с п. 1 указанного постановления при разрешении споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица, следует учитывать, что в силу пп. "в" п. 1 ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"  адрес постоянно действующего исполнительного органа юридического лица ... отражается в ЕГРЮЛ для целей осуществления связи с юридическим лицом.

Юридическое лицо несет риск неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия по этому адресу своего представителя, и такое юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, добросовестно полагавшимися на данные ЕГРЮЛ об адресе юридического лица, ссылаться на данные, не внесенные в реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем (в том числе на ненадлежащее извещение в ходе рассмотрения дела судом, в рамках производства по делу об административном правонарушении и т.п.), за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (п. 2 ст. 51 ГК РФ).

Таким образом, для подтверждения факта получения извещения юридическим лицом нотариусу достаточно будет установить адрес юридического лица на основании выписки из ЕГРЮЛ. Затем получить подтверждение доставки по этому адресу соответствующего извещения.

Сегодня уже имеется арбитражная практика применения положений ст. 165.1 ГК РФ. Так, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 декабря 2013 г. по делу N А40-59923/13 был сделан вывод о доставке корреспонденции применительно к требованиям нормы абз. 2 п. 1 ст. 165.1 ГК РФ на основании того, что факт доставки уведомления о возобновлении договора аренды подтвержден представленными суду штриховым кодом заказной корреспонденции, а также информацией внутрироссийского почтового идентификатора ФГУП "Почта России" о неоднократной доставке, а невручение произошло по причине отсутствия адресата. Уведомление о возобновлении договора аренды (юридически значимое сообщение) доставлялось по адресу, который на тот момент являлся адресом местонахождения юридического лица применительно к ст. 54 ГК РФ .

Несколько иная ситуация складывается при установлении нотариусом бесспорности факта доставки юридически значимого сообщения физическому лицу. В соответствии со ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий.

Очевидно, что законодательство не содержит презумпции проживания гражданина по тому или иному адресу, т.е. не устанавливает виды бесспорных доказательств этого факта. В связи с этим нотариусом могут быть поставлены под сомнения любые доказательства проживания лиц, имеющих преимущественное право покупки доли, представленные продавцом доли в общем имуществе. Презюмировать в качестве места доставки юридически значимых сообщений адрес лица, который указан в договоре с его участием, можно лишь в случае, если соответствующие договорные отношения связывают отправителя юридически значимого сообщения и его получателя. Вместе с тем представляется верным вывод о том, что сведения об адресе будут носить бесспорно "достоверный" характер только в рамках отношений, регулируемых соответствующим договором, где получатель выступает в качестве должника.

Однако в соответствии с п. 1 ст. 20 ГК РФ гражданин несет риск сообщения сведений об ином месте своего жительства не только кредиторам, но и другим лицам. В связи с этим остается открытым вопрос, какой документ станет для нотариуса бесспорным подтверждением факта предоставления гражданином сведений другим лицам о своем месте жительства. Соответственно продолжает оставаться без ответа и вопрос о достоверности адреса, по которому может быть доставлено юридически значимое сообщение.

Все сказанное наводит на мысль о том, что, несмотря на введение ст. 165.1 ГК РФ, практика установления нотариусом факта достоверности места доставки юридически значимого сообщения физическим лицам не изменится.

Смотрите так же: