Юридически значимые сообщения: гражданско-правовая и гражданско-процессуальная квалификация

Дата: 
24/12/2014
гражданско-процессуальная квалификация

В связи с принятием Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации"  в ГК РФ была создана новая статья 165.1, содержание которой является новеллой для законодательства Российской Федерации. В ней впервые в гл. 9 "Сделки" устанавливается специальное правило о юридически значимых сообщениях. Следует отметить, что юридически значимые сообщения как самостоятельная обобщающая категория, влекущая гражданско-правовые последствия, не исследовалась в российском гражданском праве. В связи с этим на сегодняшний день в юридической доктрине не определено ее содержание, что отразилось не только на закреплении его содержания, но и на решении вопроса о месте нахождения этого нового гражданско-правового правила.

Несмотря на выбранное для этого института место - гл. 9 "Сделки", - ясно, что юридически значимые сообщения как гражданско-правовая категория - это правовое явление, относящееся не только к институту сделок. Данная категория давно и небезуспешно использовалась в договорной, корпоративной и судебной практике. Однако понимание юридически значимых сообщений связывалось в правоприменительной практике и юридической литературе только с необходимостью решения тех или иных практических задач. Как отмечается в юридической литературе: "...судебная практика подходит скорее для демонстрации того, как, используя специфику юридически значимых сообщений, можно более справедливо и обоснованно решать спорные ситуации, связанные с направлением и получением различного рода сообщений, а не для оценки правовой природы юридически значимых сообщений" .

Правовое значение юридически значимых сообщений не вызывает сомнения. Данный институт давно и успешно используется в договорных обязательствах. Например, в договоре поставки указание о таких юридически значимых сообщениях в форме уведомления названы в ст. 509 ГК (указание об отгрузке), в п. 3 ст. 511 ГК (уведомление об отказе в принятии товара), в п. 2 ст. 513 ГК (уведомление о недостатках товара) и т.д. Не менее важны юридически значимые сообщения в корпоративных отношениях, например, в механизме реализации права преимущественной покупки доли другими участниками общества с ограниченной ответственностью при продаже ее одним из участников третьему лицу. В данном случае порядок и содержание юридически значимых сообщений установлены в специальном законодательстве, например, в п.п. 4-7 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" . В связи с этим надо отметить, что в обновленном институте залога в ГК РФ  такие юридически значимые сообщения, как уведомления о залоге и его изменениях, приобрели характер полноценной юридической процедуры (ст. 339.1). Кроме того, недавняя судебная практика также создала общие подходы к определению правовых последствий недобросовестного поведения участников при получении юридически значимых сообщений .

К моменту вступления в силу новелл ГК РФ о юридически значимых сообщениях уже сложилась достаточно устойчивая практика арбитражных судов, которая теперь воспринята и закреплена как материально-правовое правило в ГК РФ в отношении всех юридически значимых сообщений. Согласно п. 2 ч. 4 ст. 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если, несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд. В судебной практике установлена презумпция достоверности указанного адреса. При этом юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия в указанном месте своего представителя.

При этом суды уже давно ориентировались на сведения о месте нахождения юридического лица, размещенные в ЕГРЮЛ (п. 4, абз. 5 п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" ), а именно об адресе (о месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (либо иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом. Данная практика на сегодняшний день нашла свое закрепление и дальнейшее развитие. В п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" отмечается, что юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия по этому адресу своего представителя, и такое юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, добросовестно полагавшимися на данные ЕГРЮЛ об адресе юридического лица, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем (в том числе на ненадлежащее извещение в ходе рассмотрения дела судом, в рамках производства по делу об административном правонарушении и т.п.), за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица.

Вводя в ГК РФ отдельную статью, посвященную таким сообщениям, законодатель пытается обобщить схожие по своей специфике категории, уже известные российскому частному праву (уведомления, требования, претензии, извещения и т.п.). И если в процессуальном праве извещения и уведомления четко отражены и урегулированы , то регулирование материальным правом этой группы отношений находится только в стадии становления.

Одним из ключевых вопросов, которые требуют на сегодняшний день осмысления, - это определение природы данной категории в материально-правовом аспекте и определение места данной категории в системе иных явлений правовой действительности.

На момент принятия соответствующих дополнений в ГК РФ судебная практика создала несколько прецедентов, определивших главное свойство юридически значимых сообщений, - юридически значимое сообщение является юридическим фактом.

Согласно классическому определению юридическим фактом признаются конкретные обстоятельства, с которыми норма права связывает наступление определенных юридических последствий. В зависимости от наличия воли участников правоотношений юридические факты делятся на юридические события и юридические акты . Очевидно, что юридически значимые сообщения никак не соотносятся с событиями, так как они связаны исключительно с волей человека. Таким образом, в зависимости от соответствия волеизъявления нормам права юридический акт может быть как правомерным, так и неправомерным. В свою очередь, юридически значимое сообщение не может являться юридическим поступком, так как такое поведение прямо не направлено на возникновение юридических последствий. Наиболее ярким примером являются действия (поступки) недееспособного лица, которые не могут быть юридическими актами ввиду отсутствия у такого лица возможности осознанного волевого решения, однако его действия могут повлечь за собой косвенные юридические последствия. Напрашивается вывод о том, что ст. 165.1 ГК РФ говорит о юридически значимых сообщениях именно как о правомерном юридическом акте, направленном на достижение определенных юридических последствий для участников правоотношений.

Как показывает судебная практика, в гражданско-правовых отношениях волеизъявления контрагентов в форме рассматриваемых сообщений носят преимущественно правоизменяющий или правопрекращающий характер. Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 октября 2013 г. N 18АП-8815/2013 по делу N А07-4964/2013 факт прекращения правоотношений по договору доверительного управления имуществом между Министерством земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан и ООО "Комплекс" (доверительный управляющий) путем направления учредителем управления уведомления об отказе от исполнения договора получил нормативную оценку и расценивался именно как правопрекращающий юридический факт.

Следует также обратить внимание и на то, что самим законодателем указанная статья помещена в главу, посвященную сделкам. Действующая редакция ст. 153 ГК РФ под сделкой признает действие граждан и юридических лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В связи с этим следует признать обоснованной позицию, согласно которой юридически значимые сообщения относятся к сделкоподобным действиям. Хотя для подобных действий правовые последствия наступают вследствие нормативно-правовых предписаний, а не по воле сторон, независимо от отношения лица к таким последствиям , нельзя отрицать возможность наступления последствий не по закону - существование сообщений в договорных отношениях не отменяет последствия, предусмотренные договором. Следует признать, что юридически значимое сообщение имеет все доктринальные признаки односторонней сделки как юридического факта:

  • это волевое действие;
  • это правомерное действие;
  • действие направлено на достижение юридического результата.

Однако дальнейший анализ юридических сообщений как юридических фактов позволяет обнаружить наличие в их природе как элементов сделок, так и иных элементов, которые характеризуют юридически значимые сообщения как самостоятельную правовую категорию, имеющую применение не только в отношениях, возникающих на основании сделок. Во-первых, такие односторонние действия чаще всего являются составной частью уже существующего правоотношения и, как уже отмечалось выше, направлены на изменение или прекращение этих отношений. Во-вторых, юридически значимые сообщения являются формой реализации какого-то конкретного субъективного права участника правоотношения, предусмотренной законом, договором, обычаем или сложившейся практикой взаимоотношений сторон. Кроме того, определяющим для данного рода односторонних действий является соблюдение установленной законом, договором, обычаем, сложившейся практикой взаимоотношений сторон процедуры осуществления юридически значимых сообщений. Это сторона юридически значимых сообщений настолько определяет их природу, что при ее несоблюдении или нарушении данное сообщение не признается состоявшимся, что очень часто является препятствием и для реализации имеющегося субъективного права. Например, реализация заложенного имущества во внесудебном порядке допускается не ранее чем через 10 дней с момента получения залогодателем и должником уведомления залогодержателя или нотариуса о начале обращения взыскания на предмет залога, если иной срок не установлен соглашением между залогодержателем и залогодателем (п. 8 ст. 349 ГК РФ).

Наконец, юридически значимые сообщения, как правило, представляют собой самостоятельную юридическую процедуру. Все это позволяет сделать вывод о наличии у нового легального правового явления - юридически значимые сообщения самостоятельной природы как одного из видов правомерных действий.

Как уже было отмечено, закон не дает конкретного определения понятия, соответствующая статья содержит лишь некоторые виды юридически значимых сообщений и самые общие подходы к регулированию процедуры доставки получателю. Указанная в п. 1 ст. 165.1 ГК РФ формулировка "и иные юридически значимые сообщения" позволяет включить в данную категорию любые неформализованные письменные оповещения, в том числе письма, содержащие какую-либо юридически значимую для лиц-получателей и (или) лиц-отправителей информацию, если это предусмотрено договором.

По смыслу нормы сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним, нет однозначной позиции, здесь есть как свои преимущества, так и недостатки . В данном случае законодатель использует правило, согласно которому, если законом, условиями договора или обычаем не определяется, когда юридически значимые сообщения влекут правовые последствия для другого лица, момент доставки соответствующего сообщения определяет начало наступления таких последствий.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 октября 2013 г. по делу N А56-14363/2013 уведомление контрагента о расторжении договора рассматривалось в качестве правопрекращающего факта, а неполучение ответчиком уведомления не может служить основанием для оспаривания факта прекращения сделки. Эта формулировка позволяет исключить определенные недобросовестные действия адресата, например, намеренное уклонение от проверки почтового ящика или намеренное предоставление неверного адреса (в том числе и намеренное допущение ошибки в адресе), и впоследствии исключает возможность ссылаться ему на факт неосведомленности. В законодательстве и практике наметилась тенденция на детализацию реализации юридически значимых сообщений в зависимости от статуса субъектов данных отношений.

В новой редакции ГК РФ п. 1 ст. 20 дополнен предложением следующего содержания: "Гражданин, сообщивший кредиторам, а также иным лицам другое место своего жительства, несет риск вызванных этим последствий". Соответственно, гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства (не относящемся к преимущественному или постоянному проживанию), несет риск вызванных этим последствий.

Анализируя ст. 20 ГК РФ, можно предположить, что предоставление гражданином адреса места жительства, а также адреса для корреспонденции при условии соблюдения принципа добросовестности является актом согласия на оповещение любым предусмотренным законом способом, что предполагает обязанность своевременно реагировать на подобные сообщения.

Еще более императивно на сегодняшний день урегулирована указанная обязанность для юридических лиц. Ранее в судебной практике уже отмечалось, что указание в ЕГРЮЛ адреса юридического лица имеет своей целью осуществление связи с этим юридическим лицом (например, ФАС Западно-Сибирского округа от 29 марта 2013 г. по делу N А45-3232/2011). То есть в этом случае de-jure и de-facto информация будет считаться донесенной до адресата. Этой же позиции придерживается и ГПК РФ, закрепляя за лицом, участвующим в деле, обязанность сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу. В противном случае сообщения, отправленные на предыдущий адрес, считаются доставленными, а адресат - осведомленным.

Современное правовое регулирование данного вопроса в полной мере отражено в п. 1 названного постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 61, где установлено, что следует учитывать, что в силу пп. "в" п. 1 ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"  адрес постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности) отражается в ЕГРЮЛ для целей осуществления связи с юридическим лицом. Юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия по этому адресу своего представителя, и такое юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, добросовестно полагавшимися на данные ЕГРЮЛ об адресе юридического лица, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем (в том числе на ненадлежащее извещение в ходе рассмотрения дела судом, в рамках производства по делу об административном правонарушении и т.п.), за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса РФ).

Рассматривая юридически значимые сообщения в рамках процессуального законодательства, следует отметить его явное содержательное преимущество над материальным законом: соответствующие главы АПК РФ и ГПК РФ содержат исчерпывающий перечень форм сообщений. В п. 1 ст. 113 ГПК РФ закреплены все возможные виды извещений, а в ст.ст. 115-117 ГПК РФ описана процедура извещения и вручения процессуальных сообщений. В ст. 116 ГПК РФ предусматривается личное (п. 1) или через связанных с адресатом лиц (п. 2) вручение судебной повестки под расписку, что подтверждает факт ознакомления получателя с юридически значимым сообщением и началом наступления соответствующих последствий. Стоит также отметить, что ГПК РФ и АПК РФ содержат и другие способы уведомления лиц, участвующих в деле, и иных лиц и не исключают возможности использовать несколько способов одновременно. Например, по одному из дел суд, исследуя вопрос о соблюдении надлежащих мер по извещению ответчика о судебном разбирательстве, указал, что информация о принятии искового заявления к производству, а также о принятом решении суда в полном объеме были размещены судом первой инстанции на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" 22 мая 2012 г. и 14 июля 2012 соответственно .

Таким образом, подобная регламентация процессуальным законодательством процедуры оповещения адресата говорит об особой важности юридически важных сообщений в данных правоотношениях.

Материально-правовое регулирование юридически значимых сообщений содержит несколько иной подход. Статья 165.1 ГК РФ предусматривает следующие виды юридически значимых сообщений: заявления; уведомления; извещения; требования; иные юридически значимые сообщения. Чаще всего в гражданском обороте используются почтовые отправления с уведомлением о вручении (в международном почтовом обмене - с уведомлением о получении) - почтовое отправление, при подаче которого отправитель поручает оператору почтовой связи сообщить ему, когда и кому вручено почтовое отправление.

Эта услуга должна быть оказана почтовой связью в порядке, установленном нормативными правовыми актами для выполнения отдельных технологических операций, составляющих конкретную услугу.

Необходимо учесть, что операторы почтовой связи оказывают услуги почтовой связи только при наличии у них соответствующей лицензии. В соответствии с п. 12 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2005 г. N 221  (далее - Правила), регистрируемые почтовые отправления (в частности, заказные), принимаемые от отправителя с выдачей ему квитанции, вручаются адресату (его законному представителю) с его распиской в получении.

Почтовые отправления доставляются в соответствии с указанными на них адресами или выдаются в объектах почтовой связи. Порядок доставки почтовых отправлений (выплаты почтовых переводов) в адрес юридического лица определяется договором между ним и оператором почтовой связи (п. 33 Правил). При неявке адресата за почтовым отправлением в течение пяти рабочих дней после доставки первичного извещения ему доставляется и вручается под расписку вторичное извещение (абз. 2 п. 35 Правил). В этой части указанные Правила требуют изменения, поскольку требуют личного вручения повестки под роспись при вторичном направлении. Однако вручение в руки получателю сообщения в современных условиях оборота представляется довольно затруднительным, что, собственно, и не соблюдается. В связи с этим следует отметить: более подробно и адекватно эти отношения регулируются Порядком приема и вручения внутренних регистрируемых почтовых отправлений (утв. приказом ФГУП "Почта России" от 17 мая 2012 г. N 114-п). В соответствии с п. 20.5 указанного приказа вторичные извещения ф. 22-в доставляются по адресу, указанному на извещении, и вручаются под расписку на отрывной части извещения с указанием даты вручения. При невозможности вручить извещение ф. 22-в под расписку его можно опустить в ячейку абонентского почтового шкафа, почтовые абонентские ящики, при этом на отрывной части извещения делается отметка "Опущено в абонентский почтовый ящик", проставляются дата, подпись почтового работника. Однако указанный акт не может восполнить и изменить регулирование порядка доставки почтовых отправлений, поэтому Правила оказания услуг почтовой связи требуют изменения с учетом новых подходов к регулированию данных отношений.

Почтовые отправления и почтовые переводы при невозможности их вручения (выплаты) адресатам (их законным представителям) хранятся в объектах почтовой связи в течение месяца. Срок хранения почтовых отправлений и почтовых переводов может быть продлен по заявлению отправителя или адресата (его законного представителя). Не полученные адресатами (их законными представителями) регистрируемые почтовые отправления возвращаются отправителям за их счет по обратному адресу, если иное не предусмотрено договором между оператором почтовой связи и пользователем (п. 35 Правил).

Положения статьи впервые меняют сложившуюся практику определения момента доставки (юридического получения) сообщений, с которыми закон или сделка связывают гражданско-правовые последствия для другого лица. Если ранее на заинтересованном лице лежала обязанность доказывания вручения сообщения, то теперь такие сообщения считаются полученными с момента их доставки адресату или его представителю. Если же сообщение было направлено, но не было получено по причинам, зависящим от получателя, то такое сообщение считается доставленным. Однако в рассматриваемой норме не установлены правила определения момента, в который сообщение считается полученным. В данной части следует руководствоваться специальным законодательством. В этой части создана судебная практика, позволяющая понять механизм реализации комментируемой статьи. Как указал Президиум ВАС РФ, если при допущенных органом связи нарушениях Правил оказания услуг почтовой связи судебное извещение не было получено стороной по делу по не зависящим от нее причинам, она не может считаться надлежаще извещенной. Не применять такое толкование к разработанному на основе Правил Порядку приема и вручения внутренних регистрируемых почтовых отправлений (утв. приказом ФГУП "Почта России" от 17 мая 2012 г. N 114-п) оснований нет. Если суд, не проверив соблюдение организацией почтовой связи указанных выше норм, придет к выводу о надлежащем уведомлении ответчика о времени и месте судебного разбирательства, то это будет не соответствовать фактическим обстоятельствам дела) .

Кроме того, в отличие от процессуального законодательства из содержания п. 2 ст. 165.1 можно сделать вывод о том, что законодатель использует и в этом случае диспозитивный метод регулирования отношений: стороны в своих отношениях могут полностью изменить порядок, предусмотренный п. 1 ст. 165.1 ГК. Например, стороны могут предусмотреть, что сообщение считается доставленным не с момента получения адресатом, а с момента его отправки по почте или передачи документов курьеру. Это положение следует считать верным для договорных отношений. Исключения составляют случаи, прямо предусмотренные законом, например, при реализации права преимущественной покупки продаваемой доли в праве общей собственности в отношении порядка сообщения сособственнику и порядка получения ответа на это сообщение при продаже доли третьему лицу (ст. 250 ГК). В указанной статье устанавливается обязательная письменная форма сообщения; указывается, что содержание сообщения должно содержать цену продажи и другие условия сделки, а также императивным образом определяется срок для ответа на юридически значимое сообщение (для случаев продажи недвижимости - месяц, для движимых вещей - десять дней).

Согласно новому порядку, закрепленному в ст. 165.1 ГК РФ, момент наступления правовых последствий связан не с моментом доставки, а с моментом отправки юридически значимого сообщения адресату. Однако в связи с этим следует отметить и некоторую некорректность данной формулировки в том, что таким образом создается возможность злоупотребления правом недобросовестной стороной-отправителем по отношению к добросовестному адресату. Как было рассмотрено выше, закон предписывает указывать адрес верно, дабы избежать негативных последствий адресату. Однако как поступить в случае, если отправитель намеренно ошибается в адресе, направляя таким образом юридически значимое сообщение по юридически незначимому адресу? Закон в данном случае защищает интересы отправителя, презюмируя вину адресата. В качестве примера можно рассмотреть случай расторжения договора найма жилого помещения. Согласно ст. 687 ГК РФ наниматель жилого помещения вправе с согласия других граждан, постоянно проживающих с ним, в любое время расторгнуть договор найма с письменным предупреждением наймодателя за три месяца. Очевидно, что письменное предупреждение является юридически значимым сообщением, а, следовательно, правила ст. 165.1 применимы и здесь. В случае недобросовестности нанимателя он в любой момент может потребовать немедленного прекращения договора с наймодателем, не соблюдая трехмесячного срока, если будет ссылаться на факт направления уведомления на адрес наймодателя (который будет намеренно искаженным отправителем). Таким образом, получается, что недобросовестный наниматель становится добросовестным контрагентом, а вина неосведомленности падает на наймодателя, который к тому же теряет выгоду от сделки, что переворачивает суть ex aequo et bono.

Дабы избежать подобных злоупотреблений как со стороны отправителя, так и со стороны адресата, закон предоставляет возможность на основе отмеченного принципа диспозитивности регулирования в этой части предусмотреть в договоре дополнительные и альтернативные по отношению к основному виду юридически значимых сообщений способы оповещения контрагента, а сам перечень форм оповещений можно расширить, например, добавлением средств факсимильного, телефонного оповещения или оповещения с использованием сети "Интернет". Сохранение диспозитивности при регулировании данных отношений позволяет минимизировать риск злоупотреблений правом и тем самым добиться определенного успеха в гражданском обороте.

В ходе исследования правовой природы юридически значимых сообщений можно утверждать, что назначение и содержание данного института позволяют отличить его от иных ранее известных российскому правопорядку категорий и правоотношений, а наличие показанных особенностей позволяет говорить об особом (при признании своего рода вторичности, привязанности к основному факту) положении рассматриваемого явления.

Делая общий вывод о материально-правовой природе юридически значимых сообщений, закрепленных в качестве самостоятельной обобщающей категории в ГК РФ, следует сказать, что юридически значимые сообщения относятся по своим признакам к волевым юридическим актам и содержат в себе признаки сделкоподобных действий. Однако наличие самостоятельных характеристик, присущих только данному явлению, позволяет сделать вывод о наличии у нового легального правового явления - юридически значимые сообщения самостоятельной природы как одного из видов правомерных действий с определенной юридической процедурой.

Смотрите так же: