Уголовное преследование за коммерческий подкуп и передачу взятки

Дата: 
05/01/2015
коммерческий подкуп

В результате совместной и слаженной работы полиции, следственных органов и прокурора как координатора борьбы с преступностью в Алтайском крае наработана практика осуществления уголовного преследования за коррупционные преступления, совершаемые гражданами и лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях.

Яркий пример - результат совместной работы по возбуждению 123 уголовных дел, из которых 88 направлено в суд (из них 45 коррупционных), 35 (коррупционных) прекращено по нереабилитирующим основаниям (ст. 28 УПК).

Так, в следственные органы Алтайского края в порядке, предусмотренном ст. 145 и 151 УПК, из оперативных подразделений полиции поступили материалы о совершении техническим экспертом ООО и страховым агентом ОАО нескольких тождественных преступлений, предусмотренных пп. "а", "в" ч. 4 ст. 204 УК (коммерческий подкуп). В ходе следствия, проведённого в сжатые сроки, было установлено 45 эпизодов преступной деятельности технического эксперта ООО и страхового агента ОАО, которые, действуя в группе лиц, систематически получали вознаграждение от обращавшихся к ним граждан за осуществление услуг по страхованию автомобильного транспорта без его фактического осмотра на предмет технического состояния. Действия обоих квалифицированы по пп. "а", "в" ч. 4 ст. 204 УК по каждому эпизоду подкупа. Помимо изложенного, действия страхового агента и технического эксперта, подделывавших и реализовывавших диагностические карты, были квалифицированы по ч. 2 ст. 327 УК.

Такие действия каждого гражданина, за исключением эпизодов преступной деятельности, выявленных в рамках ОРМ, были квалифицированы по п. "б" ч. 2 ст. 204 УК, уголовное преследование впоследствии прекращено на основании примечания к ст. 204 УК, ч. 2 ст. 75 УК и ч. 2 ст. 28 УПК.

Таким образом, оба субъекта коммерческого подкупа понесли установленную законом ответственность.

Органом предварительного расследования, а впоследствии и судом было установлено, что страховой агент и технический эксперт оформили более 45 транспортных средств как прошедшие технический осмотр и получившие на этом основании незаконный допуск к эксплуатации и приобретению полисов ОСАГО. Несколько автомобилей на момент заключения договора были технически неисправны, находились на ремонте или были попросту разобраны. Эти транспортные средства допускались к эксплуатации, что создавало угрозу для других участников дорожного движения.

Новоалтайским городским судом Алтайского края 14 мая 2014 г каждый подсудимый был приговорён к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года и со штрафом в размере 50 тыс. руб. Приговор вступил в силу, сторонами не обжаловался.

Необходимо отметить и практику осуществления уголовного преследования лиц, передавших предмет коммерческого подкупа (взятку).

Так, согласно конструкции уголовного закона применительно к указанной выше ситуации уголовная ответственность за коммерческий подкуп наступает как для лица, передавшего предмет подкупа (п. "б" ч. 2 ст. 204), так и для лица, его получившего (пп. "а", "в" ч. 4 ст. 204 УК). При этом действия лица, передавшего предмет подкупа, образуют состав преступления, относящийся согласно ч. 4 ст. 15 УК к категории тяжких.

Анализ следственной практики, существующей в различных субъектах РФ, показал, что обычным явлением является освобождение от уголовной ответственности лиц, передавших предмет подкупа либо взятку, по примечанию к ст. 204 и 291 УК, при этом выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении указанных лиц по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК и примечаниями к ст. 204 и 291 УК, т. е. за отсутствием состава преступления.

Полагаю, что такая практика не соответствует конструкции составов преступлений за передачу взятки и предмета коммерческого подкупа. Предлагаю обратить внимание на юридическую природу освобождения от уголовной ответственности, фактически сведённого к отказу государства от исполнения уголовной ответственности в отношении лица, совершившего преступление. Факт освобождения такого лица от уголовной ответственности не означает отсутствия в деянии состава преступления со всеми вытекающими последствиями (например, невозможность реабилитации).

О том, что событие преступления имеет место, спора нет, поскольку предмет взятки (коммерческого подкупа) передан. По каждому из таких фактов, в соответствии с действующим законодательством, должно быть принято процессуальное решение, и оно может быть только одно - возбуждение уголовного дела, поскольку УПК (ст. 24) не содержит правовых оснований для отказа в возбуждении уголовного дела на основании примечаний к ст. 204 УК и 291 УК.

Согласно примечаниям к указанным статьям лица, совершившие дачу взятки (коммерческий подкуп), освобождаются от уголовной ответственности, если в отношении их имело место вымогательство; если лицо добровольно сообщило о подкупе (взятке) органу, имеющему право возбудить уголовное дело; если активно способствовало раскрытию преступления; если активно способствовало расследованию преступления.

Все указанные основания освобождения от уголовной ответственности, согласно УПК, не являются реабилитирующими и применимы следователем и судом только на стадиях предварительного расследования и судебного следствия, могут быть проверены как минимум следственным путём, поскольку говорить о наличии состава преступления в действиях лиц можно только в совокупности с наличием события преступления, предусмотренного ст. 290 (чч. 3, 4 ст. 204) УК.

Безусловно, институт освобождения от уголовной ответственности необходим для реализации политики государства в уголовно-правовой сфере.

Также на наличие состава преступления в действиях этих лиц обращается внимание и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях". В его п. 30 отмечено, что освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления. Такая же позиция отражена и в п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г N 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности" - освобождение лица от уголовной ответственности, в том числе в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, не означает отсутствия в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в таких случаях не влечёт за собой реабилитацию лица, совершившего преступление.

Практика прекращения уголовных дел и освобождения лиц от уголовного наказания в Алтайском крае сложилась следующим образом.

В случаях, когда субъект преступления на стадии предварительного следствия заявляет соответствующее ходатайство, т. е. осознаёт, что он преступник и согласен с основаниями прекращения уголовного преследования, и к тому есть достаточные основания, преследование лица и уголовное дело прекращается следователем. В тех же случаях, когда такого согласия на стадии предварительного следствия не получено, уголовное дело направляется в суд, который и исследует соответствующие обстоятельства, и если они подтверждены, а подсудимый согласен с основаниями прекращения уголовного преследования, суд выносит соответствующее постановление на основании примечания к ст. 291 (204) УК, ст. 28 и ч. 4 ст. 24 УПК. То есть налицо основания, предусмотренные ч. 2 ст. 75 УК.

Полагаем, что в тех случаях, когда все обстоятельства для освобождения от уголовной ответственности подтверждены и есть повод для прекращения уголовного преследования по указанным основаниям, но подсудимый не осознаёт, что является преступником, считает себя невиновным, суд обязан вынести приговор, но при этом освободить лицо от уголовной ответственности.

Следует отметить, что назрела необходимость внесения в уголовно-процессуальное законодательство (ст. 24 УПК) нереабилитирующих оснований отказа в возбуждении уголовного дела, отсылающих к примечаниям к ст. 291, 291.1 и 204 УК (соответственно по аналогии - и к ст. 222, 223, 228 УК). Поскольку сейчас, даже когда очевидно, что в дальнейшем уголовное преследование будет прекращено, органы следствия обязаны возбуждать уголовные дела, проводить расследование, а суды рассматривать уголовные дела, на что тратится время, силы и средства и чего можно было бы избежать предлагаемым способом.

Практика же, существовавшая до сих пор, свидетельствует, что либо процессуальные решения в таких случаях вообще не принимались, либо выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК (отсутствие состава преступления), что не основано на законе и фактически является укрытием, как минимум от учёта, коррупционных преступлений.

Считаем, что большую общественную и негативную значимость как явление имеет именно дача взятки и предмета коммерческого подкупа, а не их получение. Поскольку на сегодня сложилась такая ситуация, что граждане ввиду безнаказанности зачастую и не понимают, что совершили преступление, а правоохранительные органы, не принимая законных решений о возбуждении уголовного дела и прекращении преследования по нереабилитирующим основаниям, фактически поощряют таких граждан на дальнейшее подобное коррупционное поведение, что обусловлено желанием следственных органов привлечь к уголовной ответственности получателя взятки (предмета коммерческого подкупа), для чего необходимы доказательства, основными из которых являются показания лиц, дающих взятку (предмет коммерческого подкупа).

Также необходимо внести изменения и в ст. 153 УПК, поскольку было бы правильно соединять в одном производстве уголовные дела о двух, а в некоторых случаях и трёх самостоятельных преступлениях, совершённых разными субъектами - получатель (ст. 290, ч. 3 ст. 204, ч. 4 ст. 204 УК), передающий (ч. 1 ст. 204, ч. 2 ст. 204, ст. 291 УК), посредник (ст. 291.1 УК). На сегодня таких правовых оснований нет, поэтому следственные органы в одних случаях эти дела расследуют раздельно, в других - соединяют и расследуют совместно.

Категория: