Субъект убийства, сопряжённого с похищением человека, с разбоем, вымогательством или бандитизмом, с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера

Дата: 
05/01/2015
переступление

Пунктами "в", "з", "к" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность за убийства, сопряжённые с похищением человека, с разбоем, вымогательством или бандитизмом, с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. К таким убийствам относится умышленное причинение смерти другому человеку, совершаемое в связи с теми шестью преступлениями, о которых идёт речь в пп. "в", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК.

Несмотря на повышенную общественную опасность, эти преступления в настоящее время имеют большую распространённость и вызывают сложности при квалификации на практике.

Одна из проблем уголовной ответственности за убийство, сопряжённое с другими преступлениями, - вопрос о возрасте его субъекта.

В отношении убийств, сопряжённых с похищением человека, разбоем, вымогательством, изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, сложностей нет. Уголовная ответственность как за эти преступления, так и за сопряжённое с ними убийство, согласно ч. 2 ст. 20 УК, наступает с 14 лет. Вопросы возникают в отношении убийства, сопряжённого с бандитизмом.

Как разъясняется в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", субъектом преступления, предусмотренного ст. 209 УК, может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те конкретные преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста (ст. 20 УК).

По мнению Л. Андреевой, "поскольку ответственность за бандитизм наступает с 16-летнего возраста, в случае совершения убийства, сопряженного с бандитизмом, лицами от 14 до 16 лет вменение этого квалифицирующего обстоятельства исключается. На квалификацию совершенного ими убийства могут влиять только те конкретные преступления, которые они совершили и с которыми связано убийство, например, разбой" .

Т. Кондрашова также приходит к выводу, что "членам банды в возрасте от 14 до 16 лет не может быть вменен признак убийства - "сопряженное с бандитизмом". Это обусловлено тем, что уголовная ответственность за бандитизм наступает только с 16 лет (ст. 20 УК РФ)" .

Действительно, согласно ст. 20 УК, уголовная ответственность за бандитизм наступает с 16-летнего возраста, а за убийство по ст. 105 УК - с 14 лет. Убийство, сопряжённое с бандитизмом, предусмотрено п. "з" ч. 2 ст. 105 УК и является видом убийства. Отсюда можно было бы сделать вывод, что уголовная ответственность за убийство, сопряжённое с бандитизмом, наступает с 14-летнего возраста. Однако, на наш взгляд, это неприемлемо, поскольку, чтобы нести уголовную ответственность за убийство в связи с созданием банды, руководством ею, участием в банде или совершаемых ею нападениях, лицо по своему психофизическому развитию должно достичь возраста, с которого оно в полной мере сможет осознавать всю общественную опасность не только умышленного причинения смерти другому человеку, но и того, что такое умышленное причинение смерти другому человеку им совершается в связи с созданием банды, руководством ею, участием в банде или совершаемых ею нападениях (соответственно, указанное лицо как минимум должно осознавать всю общественную опасность бандитизма, а в ч. 1 ст. 20 УК законодателем определено, что такого уровня психофизического развития оно достигает лишь в 16 лет).

В связи с этим можно сформулировать общее правило о возрасте уголовной ответственности для всех видов сопряжённых убийств: "Уголовной ответственности за убийство, сопряжённое с иным преступлением (например, с бандитизмом), подлежит лицо, достигшее к моменту совершения умышленного причинения смерти другому человеку возраста уголовной ответственности за преступление, с которым оно сопряжено (т. е. возраста уголовной ответственности за бандитизм)".

Таким образом, в случае совершения лицом в возрасте от 14 до 16 лет убийства в связи с созданием банды, руководством ею, участием в банде или совершаемых ею нападениях содеянное им должно квалифицироваться по ст. 105 УК, но без учёта квалифицирующего признака, предусмотренного в п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - "сопряжённое с бандитизмом" (по ст. 209 УК лицо также не будет нести уголовной ответственности в силу недостижения возраста, с которого она наступает).

Однако сложности вызывает не только вопрос о возрасте субъекта убийства, сопряжённого с иными преступлениями, но и вопрос о том, кто вообще может быть субъектом такого убийства.

Убийство, сопряжённое с похищением человека, с разбоем, вымогательством или бандитизмом, с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (пп. "в", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК), как правило, совершается лицом, совершившим указанные преступления, предусмотренные ст. 126, 131, 132, 162, 163, 209 УК. Однако субъект убийства и субъект преступления, с которым оно сопряжено, могут быть разными лицами (например, когда лицо совершает изнасилование, а не участвовавший в его совершении родственник насильника - убийство с целью сокрытия сексуального посягательства), и, соответственно, уголовно-правовая оценка их действий будет различаться.

Как отмечают некоторые авторы, сопряжённым с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера следует признавать убийство, совершённое лицом, которое единолично либо в соучастии осуществило изнасилование или насильственные действия сексуального характера.

Убийство признаётся сопряжённым с иным преступлением в силу связи, характерной для сопряжённости, обусловленности умышленного лишения жизни человека другим преступлением, например изнасилованием. Это означает, что убийство обусловливается изнасилованием, но отнюдь не означает, что убийство обусловливается изнасилованием, совершённым не кем иным, как убийцей (для такого ограничительного толкования нет оснований в законе). В случае совершения убийства иным лицом (не тем, кто совершил изнасилование) связь убийства с указанным преступлением не исключается, и от этого степень общественной опасности убийства не уменьшается. Следовательно, субъектом убийства, сопряжённого с иным преступлением, может быть лицо, не совершавшее последнее.

Это подтверждается и судебной практикой.

Так, по уголовному делу N 2-44/03 приговором Тюменского областного суда от 23 июля 2003 г. Каргашин и Нелюбин были осуждены за совершение изнасилования и убийства, сопряжённого с изнасилованием, по ч. 1 ст. 131 и пп. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК, а Резанов и Бутылкин - за убийство, сопряжённое с изнасилованием, по пп. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК.

Судом установлено, что подсудимые пришли в дом к малознакомым Деминой и Рочевой для совместного распития спиртных напитков. Каргашин и Нелюбин решили изнасиловать Демину и Рочеву, находившихся в сильной степени алкогольного опьянения. Каргашин и Нелюбин реализовали свой умысел, по очереди изнасиловав Демину. После изнасилования Демина стала возмущаться действиями подсудимых. Нелюбин предложил остальным убить Демину с целью скрыть изнасилование. Все подсудимые совместными действиями причинили потерпевшей смерть. Рочева, видя происходящее, стала кричать, просила её не убивать. Нелюбин стал душить Рочеву. Остальные, осознавая, что потерпевшая жива, стали наносить множественные удары ей по голове. От указанных действий Рочева скончалась.

Несмотря на то, что Резанов и Бутылкин не принимали участия в совершении преступления, предусмотренного ст. 131 УК, их действия по умышленному лишению жизни потерпевших с целью сокрытия совершённого Каргашиным и Нелюбиным изнасилования верно квалифицированы судом по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК как убийство, сопряжённое с изнасилованием.

В большинстве случаев жертва убийства, сопряжённого с иными преступлениями, является потерпевшим(-ей) от соответствующего "сопряжённого" преступления (разбоя, изнасилования и т. д.).

Однако, как отмечается в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)", при квалификации действий виновного по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК по признаку "убийство, сопряженное с похищением человека" следует иметь в виду, что, по смыслу закона, ответственность по этому пункту ч. 2 ст. 105 УК наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершённое виновным в связи с похищением человека.

Следует особо отметить, что в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" ничего не говорится об убийстве иных лиц, кроме потерпевшего (т. е. лица, подвергшегося разбойному нападению). В постановлении от 15 июня 2004 г. N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" Пленум Верховного Суда РФ вообще обошёл вопрос о том, кто может быть лишён жизни при убийстве, сопряжённом с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (так же как и в своих постановлениях от 4 мая 1990 г. N 3 "О судебной практике по делам о вымогательстве" и от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" относительно убийства, сопряжённого с вымогательством или бандитизмом). В специальном постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" тоже нет разъяснений по вопросу о том, кто может быть лишён жизни при совершении убийства, сопряжённого с разбоем, вымогательством или бандитизмом, изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Означает ли это, что убийство, сопряжённое с этими посягательствами, будет иметь место только в случае лишения жизни потерпевшего от соответствующего "сопряжённого" преступления, а не иных лиц в связи с совершением последнего, как это указано в абз. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" применительно к убийству, сопряжённому с похищением человека?

На наш взгляд, ответ должен быть отрицательным, поскольку: а) для подобного ограничительного понимания термина "сопряжённости" убийства с иными преступлениями нет законных оснований, б) один и тот же используемый в законе термин (тем более в рамках одной статьи) должен иметь одинаковое значение (это позволяет распространить положения абз. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" на все виды "сопряжённых" убийств (к тому же, этот пункт - первый, где анализируется понятие "сопряжённости", и это должно свидетельствовать о его ориентирующем значении для последующих положений постановления, касающихся "сопряжённых" убийств ); в) то обстоятельство, что убийство совершено не в отношении потерпевшего от соответствующего преступления, а в отношении иного лица в связи с совершением разбоя, вымогательства, бандитизма, изнасилования или насильственных действий сексуального характера, никоим образом не влияет на характер и степень общественной опасности самого убийства - оно и в том и в другом случае особо опасно в силу сопряжённости с иным преступлением, обусловленности его совершением, независимо от того, кто конкретно был убит.

Следовательно, обоснованным будет вывод о том, что круг жертв убийства, сопряжённого с иными преступлениями, не ограничивается только потерпевшим от соответствующего "сопряжённого" преступления (разбоя, изнасилования и т. д.), т. е. убийство, сопряжённое с иным преступлением, может быть совершено как в отношении потерпевшего от соответствующего преступления, так и в отношении иных лиц в связи с совершением такого преступления.

Категория: