Становление корпоративного права как отрасли

Дата: 
03/01/2015
корпоративное право

1. Корпоративное законодательство как особый массив правовых норм и правил начиная с 90-х годов прошлого века широко применяется в научных исследованиях, законах и решениях Правительства РФ, иных нормативных правовых и ненормативных правовых актах. Федеральным законом от 26 ноября 2001 г. N 143-ФЗ с 1 марта 2002 г. была введена в действие часть 3 ГК РФ, в подп. 7 п. 2 ст. 1202 которой предусмотрено, что определение внутренних отношений, в том числе отношений юридического лица с его участниками, производится на основе личного закона юридического лица. Корпоративные отношения, как отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, включены в ч. 1 п. 1 ст. 2 ГК РФ Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ как имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. По крайней мере, упомянутая норма ГК РФ не дает оснований для утверждения, что "фундамент корпоративного права (а по сути - всего учения о юридических лицах) составляет последовательное отделение юридической личности и имущества участников ("принцип отделения") . О каком отделении можно говорить, если корпоративные отношения определяются через совместное участие членов юридического лица в его деятельности и управление последней. Форма корпорации не только обеспечивает участие юридического лица в гражданском обороте, но и является способом организации производства товаров, работ и услуг. Подобное понимание корпорации позволяет включить в орбиту действия этой правовой фигуры отношения связанности (аффилированности) и сами внутренние корпоративные отношения, влияющие также на кредиторов и третьих лиц корпорации. Включение в Номенклатуру специальностей научных работников приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 10 января 2012 г. N 5 специальности 12.00.07 "корпоративное право; энергетическое право" служит вполне достаточным основанием для научной разработки корпоративного права как отрасли права.

2. Выделение в качестве самостоятельного основания для возникновения гражданских прав и обязанностей решений собраний в случаях, предусмотренных законом (подп. 1.1 ст. 8 ГК РФ), и наличие самостоятельной главы 9.1, отличной от сделок, ведет к коренному пересмотру взглядов ученых, высказанных о ранее действовавших нормах права. Решения собраний стали выступать в качестве одной из основных категорий корпоративного права.

Однако надо учитывать, что решения собраний применимы к более широкому образованию, гражданско-правовому сообществу, чем корпоративная организация. В то же время решение собрания как правомерное действие должно быть отграничено не только от сделки, но и согласия на совершение (ст. 157.1 ГК РФ), юридически значимого сообщения (ст. 165.1 ГК РФ), ненормативного правового акта (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ), корпоративного соглашения.

Мною 27 ноября 2013 г. на научной конференции юридического факультета МГУ было озвучено понимание корпоративного соглашения как натурального обязательства, направленного на осуществление прав, возникших от участия в корпоративных организациях. В отличие от обычного договора соглашение не имеет развернутого полного обязательственного отношения в составе заключения, исполнения и прекращения прав и обязанностей, заканчивающегося позитивной ответственностью за нарушение принятых сторонами на себя обязанностей по осуществлению корпоративных прав.

Мною в настоящем выступлении будет рассмотрен один из важных вопросов в понимании источников корпоративного права - какими юридически значимыми документами легализируется создание хозяйственного общества. Под документами в данном случае понимаются договор о создании общества, решения учредителей, ненормативные правовые акты по государственной регистрации юридического лица.

3. То, что корпоративные отношения регулируются гражданским законодательством, вовсе не означает, что корпоративное право - это подотрасль гражданского права. Основными началами гражданского законодательства являются, в частности, обеспечение восстановления нарушенных прав и их судебная защита, что находится в компетенции суда, арбитражного суда и третейского суда и осуществляется в соответствии с процессуальным законодательством. Явно недостаточно рассматривать правовое регулирование корпоративных отношений в рамках предпринимательского права, поскольку оно не имеет под собой кодифицированного акта, по крайней мере, корпоративное право не сводимо к институту предпринимательского права. Не может рассматриваться в качестве правового института совокупность правовых норм, массив законодательства, включающий в себя разнородные регулированные отношения (субъекты, сделки и т. д.).

В России своеобразно решена проблема гражданского и предпринимательского права. В отношениях, регулируемых гражданским законодательством, выделены имущественные и личные неимущественные отношения и отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием (ч. I и ч. III ст. 2 ГК РФ). Тем самым на основе анализа отношений, регулируемых гражданским законодательством, нельзя сделать однозначного вывода о природе корпоративных отношений, поскольку отношения по участию в юридических лицах или управлению ими в параграфе 2 главы 4 ГК РФ, в котором делаются отсылки к законам о хозяйственных обществах, под этим углом зрения ясно не сформулированы.

Основными источниками корпоративного права выступают законы, определяющие правовое положение, права и обязанности участников общества, прежде всего Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - ФЗ об ООО) и Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. "Об акционерных обществах" (далее - ФЗ об АО). Как следует из содержания п. 3 ст. 87 ГК РФ и п. 3 ст. 96 ГК РФ, правовое положение общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества, права и обязанности участников (акционеров) определяются названными выше законами. Степень специализации отдельных видов хозяйственных обществ усиливается другими федеральными законами (например, Федеральным законом "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)". Таким образом, корпоративные отношения регулируются не ГК РФ, а названными федеральными законами и иными нормативными актами, а также уставами, договорами. Уставы обществ утверждаются решениями общих собраний хозяйственного общества. Договоры о совместной деятельности, корпоративные соглашения, не являясь источниками права, содержат права и обязанности сторон, которые необходимо исполнять.

4. Договоры о создании общества по своему существу являются договорами простого товарищества (глава 55 ГК РФ). Такой вывод следует из п. 5 ст. 11 ФЗ об ООО, п. 5 ст. 9 ФЗ об АО. В тех случаях, когда договор о совместной деятельности заключается более чем двумя сторонами, общие положения о договоре применяются, если это не противоречит многостороннему характеру таких договоров (п. 4 ст. 420 ГК РФ). Вступление в силу главы 9.1 ГК РФ дает основание для четкого разграничения решения учредителей об утверждении устава общества и договора об его утверждении. Представляется не основанным на законе утверждение Л. И. Красавчиковой о том, что отношения по учреждению общества с ограниченной ответственностью регулируются исключительно договором об учреждении общества, который имеет организационный характер и направлен на создание общества. Автор при этом выделяет две стадии создания общества: с момента заключения договора до учреждения устава общества и с момента утверждения устава до государственной регистрации общества в Едином государственном реестре юридических лиц.

При современном правовом регулировании учреждение хозяйственного общества не сделка, а три взаимосвязанных правовых явления, в виде юридических фактов: 1) решение учредителей, утвердивших устав; 2) договор о создании общества; 3) государственная регистрация юридического лица, ненормативный правовой акт. Создание хозяйственного общества осуществляется по решению его учредителей, на собрании которых единогласно решаются вопросы создания общества, утверждение устава, определение денежной оценки вещей, имущественных прав и иных прав, имеющих денежную оценку, вносимых учредителями общества для оплаты долей в уставном капитале общества. Решение собрания учредителей порождает внутренние отношения, связанные с учреждением общества. Во исполнение этого решения собрания учредителей последними заключается в письменной форме договор об учреждении общества, договор простого товарищества, определяющий порядок осуществления совместной деятельности по созданию общества. Учредители общества несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением общества до его государственной регистрации. Общество несет ответственность как юридическое лицо по обязательствам учредителей общества, связанным с его учреждением, только в случае последующего одобрения их действий общим собранием участников (п. 6 ст. 11 ФЗ об ООО).

С момента государственной регистрации общества в качестве юридического лица оно перестает быть простым товариществом, а учредители общества становятся его участниками (ч. III п. 3 ст. 2 ФЗ об АО).

Таким образом, хозяйственное общество как корпорация возникает на основе решения учредителей, утвердившего устав общества, исполнения договора о его создании, и государственной регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц. До момента государственной регистрации объединение учредителей рассматривается как гражданско-правовое сообщество и действует на основе утвержденного собранием учредителей устава и договора простого товарищества, не обладая гражданской правоспособностью.

5. Каким юридическим актом в условиях действия главы 9.1 ГК РФ является устав хозяйственного общества и можно ли рассматривать его в отрыве от решения учредителей общества?

Устав общества, единогласно утвержденный решением учредителей, еще до государственной регистрации общества содержит сведения о фирменном наименовании, месте его нахождения, составе и компетенции органов общества, правах и обязанностях его участников и т. д. (п. 2 ст. 12 ФЗ об ООО, п. 3 ст. 11 ФЗ об АО). В уставе общества должны быть предусмотрены определенно ограниченные цели его деятельности (ч. 1 п. 1 ст. 49 ГК РФ). В случае отсутствия в уставе общества определенно ограниченных целей его деятельности нельзя ставить вопрос о недействительности сделки по ст. 173 ГК РФ.

Считаю, что решения собрания учредителей хозяйственного общества и его устав представляют собой единое целое, поскольку решение собрания - это ненормативный правовой акт, а устав, утвержденный этим решением, содержит сведения, характеризующие конкретное общество и предусматривающие порядок и последствия выхода участника общества, порядок и условия передачи доли в уставном капитале другому лицу. При государственной регистрации общества в качестве юридического лица положения устава необходимо сопоставлять с правилами о недействительности решений собраний, предусмотренных соответствующими нормами ФЗ об ООО и ФЗ об АО, а также главой 9.1 ГК РФ. Решениями собраний учредителей обществ могут быть включены в уставы иные положения, не противоречащие ФЗ об ООО и ФЗ об АО, иным федеральным законам. Тем самым уставом общества как решением собрания его учредителей могут устанавливаться и другие внутренние корпоративные отношения конкретного общества, которые приобретают юридическую силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

Государственная регистрация хозяйственного общества в качестве юридического лица представляет собой акт уполномоченного федерального органа исполнительной власти, которым завершается учреждение хозяйственного общества как юридического лица.

6. Решения собрания учредителей о создании хозяйственного общества, равно как и других корпораций (хозяйственных товариществ, хозяйственных партнерств, производственных и потребительских кооперативов), положения их уставов являются ненормативными правовыми актами в сфере предпринимательской деятельности и должны рассматриваться по правилам главы 24. Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц АПК РФ. В резолютивной части решения по такому делу должны содержаться сведения, указанные в п. 5 ст. 201 АПК. В связи с этим из главы 28.1 "рассмотрение дел по корпоративным спорам" следует исключить споры о созыве общего собрания участников юридического лица, споры об обжаловании решений органов управления юридического лица (п. 7, п. 8 ст. 225.1 АПК РФ). Вопрос о соотношении устава хозяйственного общества и корпоративного договора (п. 3 ст. 8 ФЗ об ООО, ст. 32.1 ФЗ об АО) требует специального рассмотрения.

Мною уже отмечалось, что оценка конституционности закона, примененного в конкретном деле по запросам судов различных инстанций, не способствует единству судебной практики. В Федеральном конституционном законе от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" предусмотрено, что обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации на основании части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации вправе Пленум Верховного Суда Российской Федерации (подп. 3 п. 3 ст. 5), Президиум Верховного Суда Российской Федерации (подп. 2 п. 1 ст. 7), Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации (подп. 3 п. 2 ст. 8), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации (п. 3 ст. 10). Тем самым этим законом четко определено, какие судебные инстанции вправе обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционного закона, подлежащего применению в рассматриваемом деле.

Полагаю, что в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации о проверке конституционного закона в случае признания такового не противоречащим Конституции Российской Федерации нельзя ставить вопрос о пересмотре судебных актов в истолковании нормы права с учетом ранее выраженных Конституционным судом правовых позиций, как это произошло по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 19 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Фирма Рейтинг" . Как следует из постановления по этому делу, Конституционный Суд Российской Федерации, утверждая, что сложившаяся практика применения арбитражными судами положений пункта 1 статьи 19 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" не позволяет в каждом конкретном случае достичь должного баланса интересов всех лиц, участвующих в соответствующих правоотношениях, и принять решение, наиболее полно отвечающее требованиям справедливости, тем самым подменяет исследование доказательств по конкретному делу. Спрашивается, почему в данном случае надо исходить из интересов общества в целом. Неприменимы в данном деле правовые позиции Конституционного Суда РФ, сформулированные применительно к особенностям предпринимательской деятельности в форме акционерного общества (п. 3.2 Постановления), поскольку корпоративные отношения в обществе с ограниченной ответственностью в силу своей простоты и закрытости практически не затрагивают публичные интересы. Так что о "схожей корпоративной природе" общества с ограниченной ответственностью говорить не приходится. Принцип свободы предпринимательской деятельности (ст. 8 и 34 Конституции Российской Федерации) необходимо сочетать с п. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации о том, что "осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц", но в каждом конкретном случае это должен решать арбитражный суд или суд общей юрисдикции.