О применении норм Закона РФ "О защите прав потребителей" к незаключенным договорам

Дата: 
03/01/2015
защита прав потребителей

После принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О практике рассмотрения судами гражданских дел по защите прав потребителей" (далее - Постановление 17) была существенно расширена сфера правового регулирования правоотношений с участием потребителей. Верховный Суд РФ постановил, что законодательство о защите прав потребителей распространяется в том числе и на отношения сторон предварительного договора, если они не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности; отношения по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования; отношения, субъектами которых выступают граждане, имеющие право на государственную социальную помощь и использующие в ходе ее реализации товары или услуги; отношения, связанные с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями посреднических услуг на рынке сделок с недвижимостью; отношения, возникающие из договора страхования (как личного, так и имущественного); отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности физическим лицом в нарушение требований законодательства о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, и другие.

Несмотря на это, отдельные авторы отмечают, что новое Постановление 17 "не проливает свет на признаки отграничения отношений, относящихся к сфере регулирования законодательства, от иных, кроме самых общих, названных в Законе, а значит, не проливает свет, в конечном счете, и на круг отношений", что приводит к неопределенности круга регулируемых отношений.

С этой позицией нельзя согласиться, т. к. в п. 1 Постановления 17 этот круг в первую очередь определен участием в правоотношениях потребителя, т. е. любое правоотношение, в котором участвует потребитель, подпадает в сферу действия вышеуказанного законодательства. По нашему мнению, перечисление отдельных видов отношений, в которых может выступать потребитель (п. Постановления 17), связано с необходимостью их конкретизации в целях недопущения отказа потребителям в защите прав с использованием норм Закона о защите прав потребителей.

Один из вопросов, который до настоящего времени остается открытым, - это распространение сферы действия Закона о защите прав потребителей на обязательства, возникающие из неосновательного обогащения. А. А. Райлян утверждал, что на обязательства из неосновательного обогащения не распространяются нормы Закона о защите прав потребителей. Тем не менее широкое распространение получило применение норм о неосновательном обогащении к спорам, возникающим из кредитных договоров (включение в договор условий, ущемляющих права потребителей; незаконное переоформление кредитного договора в кредитный договор с использованием банковской карты и пр.), о чем свидетельствует судебная практика.

Труднее найти практику применения норм Закона о защите прав потребителей к отношениям по незаключенным договорам. Несмотря на имеющуюся в цивилистике проблему соотношения незаключенного договора и недействительной сделки, мы исходим из того, что незаключенным признается договор, в котором не указаны его существенные условия (или не соблюдены требования о государственной регистрации договора), следовательно, правила о недействительности сделок не применяются к незаключенному договору. Как указывал Ю. Фогельсон, "...если хотя бы по одному из существенных условий договора страхования соглашение между сторонами не зафиксировано, договора нет и защита прав потребителя. не действует" . Следовательно, если договор с участием потребителя является незаключенным, то в случае нарушения его прав нормы законодательства о защите прав потребителей действовать не будут.

По нашему мнению, такая точка зрения не является верной. Согласно легальному определению потребителя, им считается не только лицо, вступившее в договорные отношения с предпринимателем, но и лицо, имеющее намерение приобрести товар (работу, услугу). Таким образом, статус потребителя у физического лица в данном случае возник в момент обращения к предпринимателю и был подтвержден фактическими действиями, связанными с заключением договора (получение информации, передача денежных средств и т. д.).

Полагаем, что такое восприятие последствий незаключенных договоров с участием потребителей не соответствует общей направленности государственной политики в этой области, а также нарушает права потребителей, предусмотренные действующим законодательством. Незаключенная сделка - один из способов для предпринимателя избежать ответственности, предусмотренной Законом о защите прав потребителей. Так, например, в соответствии со ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей существенным условием договора купли-продажи с предварительной оплатой товара является условие о сроке передачи товара потребителю. Достаточно в таком договоре не указать такой срок - договор становится незаключенным. Негативные последствия для потребителя очевидны: помимо того, что он не сможет получить интересующий его товар, он не сможет воспользоваться дополнительными способами защиты своего права.

Так, Московским городским судом было вынесено апелляционное определение от 12 февраля 2013 г. N 11-4809, согласно которому были частично удовлетворены требования С. о взыскании с ООО "АлимпиА Тур" денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, государственной пошлины, расходов на оплату услуг представителя. Суд апелляционной инстанции указал, что суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что между сторонами не был заключен договор о реализации туристского продукта, стороны не согласовали существенные условия договора, в связи с чем истец был вправе требовать возврата внесенных им денежных средств. В данном судебном деле обращают на себя внимание следующие обстоятельства: во-первых, в решении суда содержатся два взаимоисключающих факта (первое: суд исходит из того, что С. является потребителем (моральный вред взыскан на основании ст. 15 Закона о защите прав потребителей); второе: не взыскивает штраф в пользу потребителя за неудовлетворение требования потребителя в добровольном порядке, несмотря на то, что истец на досудебной стадии урегулирования спора обращался к ответчику с письменной претензией), а во-вторых, истец при подаче искового заявления уплачивает государственную пошлину (что видно из фабулы дела), т. е. изначально не отождествляет свои права с правами потребителя.

ГК РФ и законодательство о защите прав потребителей никаких специальных оговорок на этот случай не делают. В судебной практике возможность признания договора незаключенным рассматривается в качестве самостоятельного способа защиты права. С таким фактическим положением дел не согласен А. Я. Курбатов, который утверждает, что "признание договора незаключенным не является самостоятельным способом защиты". Свою позицию он обосновывает тем, что решение вопроса о незаключенности договора - это инициатива суда, который принимает решение об этом в рамках разрешения спора, возникшего из договора, обусловленная необходимостью правильного применения норм материального права.

В настоящий момент теоретический спор относительно того, необходимо или нет заявлять требование о признании сделки незаключенной, фактически разрешен в практике: обращение в суд с таким требованием не является основанием для отказа в приеме искового заявления и рассмотрении дела по существу, следовательно, суд либо самостоятельно принимает решение о незаключенности сделки, либо удовлетворяет соответствующее требование.

Но этот способ защиты выгоден только для предпринимателя, который освобождается от ответственности, предусмотренной Законом о защите прав потребителей, если договор будет признан незаключенным.

К сожалению, ГК РФ и законодательство о защите прав потребителей никаких специальных оговорок на этот случай не делают, что значительно ущемляет права потребителя. Не обращено на данное обстоятельство внимание и в Постановлении 17. В Проекте ГК РФ правовые последствия признания договора незаключенным определены в ст. 446.1, в которой, с точки зрения упрочнения позиции потребителя, содержится важная новелла, закрепляющая правовой принцип, приведенный в п. 3 ст. 446.1 ГК РФ в редакции Проекта: сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору или иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным.