Некоторые проблемы правового регулирования деятельности обществ с ограниченной ответственностью в праве Российской Федерации и Азербайджанской Республики

Дата: 
03/01/2015
общество с ограниченной ответственностью

Общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) в праве Российской Федерации (далее - РФ) и Азербайджанской Республики (далее - АР) является одним из самых распространенных видов корпораций. Именно посредством данной организационно-правовой формы юридического лица регулируется значительная часть малого и среднего бизнеса в рассматриваемых странах. Между тем законодательство РФ и АР провоцирует множество проблем, возникающих при регулировании соответствующих отношений с участием ООО. Изучению некоторых их них посвящена настоящая статья.

Одна из проблем правового регулирования деятельности ООО в праве рассматриваемых стран заключается в попытке учредителей снизить свои потери путем создания ООО с минимальным размером уставного капитала. Так, например, в РФ согласно п. 1 ст. 14 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" 1998 г. (далее - ФЗ об ООО) такой минимальный размер составляет 10 тысяч рублей. Другим путем снижения потерь формированием минимального размера уставного капитала в праве РФ являются случаи, когда уставный капитал оплачивается вещами либо иными имущественными правами, имеющими денежную оценку. Оценка данного имущества производится участниками ООО на общем собрании. В случае если стоимость вносимого неденежного вклада больше 20 тысяч рублей, то для оценки стоимости данного имущества должен привлекаться независимый оценщик (п. 1 ст. 15 ФЗ об ООО). Независимые оценщики в РФ осуществляют свою деятельность согласно ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" 1998 г. (далее - ФЗ об оценочной деятельности). С учетом того, что оценщик при осуществлении своей деятельности может руководствоваться различными методами и стандартами оценки (ст. 14 ФЗ об оценочной деятельности), стоимость имущества, внесенного в уставной капитал в качестве вклада, может быть завышена в несколько раз. Также стоимость может быть завышена и самими участниками ООО. Для решения данной проблемы законодатель в п. 2 ст. 15 ФЗ об ООО установил солидарную ответственность всех участников ООО и независимого оценщика субсидиарно по обязательствам общества в случае, если его имущество недостаточно. В случае внесения в уставной капитал ООО неденежных вкладов все участники общества и независимый оценщик несут солидарно субсидиарную ответственность в течение 3 лет с момента его государственной регистрации.

Примечательно, что в азербайджанском законодательстве положения, касающиеся размера уставного капитала ООО, имеют слишком общий характер, а возможность внесения вклада неденежными средствами вообще никак не урегулирована Гражданским кодексом АР 1999 г. (далее - ГК АР). Согласно п. 1 ст. 90 ГК АР размер уставного капитала общества не может быть менее суммы, удовлетворяющей интересам его кредиторов. Однако какая именно сумма должна удовлетворить интересы кредиторов ООО, ГК АР не раскрывает. В данном случае ГК АР исходит из диспозитивных норм права, т. е. перекладывает обязанность по указанию размера уставного капитала на устав самого общества. Так, согласно ст. 89 ГК АР устав ООО, помимо сведений, которые должны содержать уставы всех юридических лиц вне зависимости от их организационно-правовой формы (ст. 47 ГК АР), также должен включать в себя сведения о размере уставного капитала общества. В связи с этим на практике часто возникают случаи, когда учредители создают юридическое лицо с минимальным размером уставного капитала, избегая тем самым императивной обязанности по указанию определенной, минимальной денежной суммы в качестве размера своего уставного капитала.

Анализируя положения ФЗ об ООО относительно минимального размера уставного капитала, следует отметить, что сумма в размере 10 тысяч рублей как необходимый минимальный размер уставного капитала, мягко говоря, является не соответствующей современной действительности. На деле получается, что участники ООО осуществляют деятельность, имея в наличии одну сумму, а ведут бизнес путем использования другой. В то же время совершенно очевидным является то, что организация, не имеющая ни денег, ни любого другого имущества, не может самостоятельно участвовать в гражданском обороте и осуществлять коммерческую деятельность. Для решения данной проблемы, на наш взгляд, необходимо, во-первых, увеличить требования к минимальному размеру уставного капитала ООО; и, во-вторых, установить жесткую ответственность для ООО за нарушение своих обязанностей по отношению к кредиторам и третьим лицам.

Увеличение требования к минимальному размеру уставного капитала ООО, на наш взгляд, позволит повысить степень доверия кредиторов к данной корпорации и станет своеобразной гарантией надежности их вкладов. Кроме того, поскольку ответственность ООО является ограниченной, то оно должно обладать определенным капиталом, который позволит в дальнейшем удовлетворить требования кредиторов (например, при ликвидации ООО или начале процедуры банкротства). На данный момент, как уже отмечалось, в РФ минимальный размер уставного капитала для ООО равен 10 тысячам рублей; в АР - устанавливается уставом ООО и не может быть менее суммы, удовлетворяющей интересам его кредиторов. В зарубежных правопорядках требования к уставному капиталу ООО в несколько раз выше, чем в РФ. Так, например, в Германии уставной капитал ООО должен быть не менее 25 тысяч евро, во Франции - почти 8 тысяч евро, в Финляндии - более 10 тысяч евро.

Относительно установления жесткой ответственности ООО более эффективным, на наш взгляд, будет являться установление уголовной ответственности за нарушение юридическим лицом некоторых из своих гражданско-правовых обязанностей. Подобная практика уже существует в немецком законодательстве. Так, согласно Закону Германии "Об обществах с ограниченной ответственностью" 1980 г. на органы и должностные лица ООО возлагается уголовная ответственность за ряд нарушений ими своих обязанностей перед кредиторами и третьими лицами (например, за ложное сообщение о прибыли и убытках, за нарушение обязанности по хранению тайны относительно заключения тех или иных сделок, и др.) . Подобная жесткая реакция немецкого законодателя на нарушения юридическим лицом в составе его органов и должностных лиц своих основных обязанностей, показывает высокую степень важности правового поведения ООО в сфере предпринимательской деятельности.

Российский законодатель уже делает небольшие шаги на пути к данному механизму правового регулирования. Так, в феврале 2012 г. Следственный комитет РФ выступил с инициативой о введении в УК РФ института уголовной ответственности юридических лиц и выложил подготовленный проект ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц" 2012 г. (далее - проект ФЗ об уголовной ответственности 2012 г.) на открытое обсуждение на своем официальном сайте.

Однако следует обратить внимание на то, что в проекте ФЗ об уголовной ответственности 2012 г. предлагается установить уголовную ответственность не за нарушение юридическим лицом в составе его органов и участников своих гражданско-правовых обязанностей, а за причастность к преступлению, что относится не к нарушениям норм гражданско-правового характера, влекущим за собой применение уголовно-правовой ответственности (как в Германии), а к прямому нарушению норм УК.

Поэтому считаем, что российскому законодателю следует развиваться в данном направлении путем внедрения в нормы ФЗ об ООО положений, предусматривающих наступление уголовной ответственности именно за нарушение юридическим лицом в составе его органов и участников своих гражданско-правовых обязанностей. К числу последних можно отнести неисполнение перед кредиторами и третьими лицами ряда своих обязательств (по выплате денежных средств, непредставление информации либо представление неполной или недостоверной информации о своей деятельности и финансовом положении, нарушение правил о конфиденциальности сделок и иных действий с третьими лицами и др.).

Азербайджанскому законодателю также следует начать развитие своего законодательства в данном направлении, поскольку в развитых правопорядках данные правовые меры показали свою эффективность на практике.

Что касается Азербайджана, то к одной из проблем ГК АР относится отсутствие возможности у участника ООО по оплате своей доли в уставном капитале общества неденежными средствами. Однако такую возможность ГК АР предоставляет акционерам акционерного общества (далее - АО). Так, согласно п. 1 ст. 103 ГК АР "Вложениями в устав акционерного общества могут быть денежные средства, полностью оплаченные ценные бумаги, иное имущество, а также имущественные права и другие права, представляющие денежную ценность. Стоимость имущества, не представляющего собой денежное средство, при создании акционерного общества определяется решением учредительного собрания, а после создания акционерного общества - решением общего собрания акционеров". Таким образом, ГК АР предусматривает возможность оплаты доли в уставном капитале неденежными средствами только для АО. По нашему мнению, подобный пробел законодательства препятствует участникам ООО свободно участвовать в предпринимательской деятельности, приобретая доли в уставном капитале ООО неденежными средствами. При этом стоит отметить, что в действовавшем до принятия ГК АР Законе АР "О предприятиях с ограниченной ответственностью" 1998 г. предусматривалась возможность оплаты уставного фонда неденежными средствами. Так, согласно п. 1 ст. 17 данного закона оплата долей в уставном капитале могла быть осуществлена деньгами, ценными бумагами, другим имуществом или имущественными правами, а также иными правами, имеющими денежную оценку.

Далее. Одним из значимых вопросов в повседневной деятельности ООО является надежная гарантия прав его кредиторов в случае уменьшения размера уставного капитала. Важным в этой связи было положение действовавшей до 2011 г. редакции ФЗ об ООО, согласно которой в течение 30 дней с момента принятия решения об уменьшении своего уставного капитала общество должно было уведомить об этом своих кредиторов путем личного извещения и опубликования сведений в специальном органе печати. Кредиторы в течение 30 дней с момента получения уведомления либо с момента опубликования сведений об уменьшении уставного капитала могли потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков (п. 4 ст. 20 ФЗ об ООО в ред. 2009 г.). Еще одной гарантией защиты прав кредиторов в данном случае была невозможность государственной регистрации уменьшения уставного капитала при отсутствии доказательств, подтверждающих надлежащее уведомление кредиторов.

В нынешней редакции ФЗ об ООО говорится, что общество в течение 3 рабочих дней после принятия решения об уменьшении своего уставного капитала обязано сообщить о таком решении в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, и дважды с периодичностью один раз в месяц опубликовать данные сведения в соответствующем органе печати (п. 4 ст. 20 ФЗ об ООО). Мы считаем, что данные условия о публикации позволили сделать более доступным процесс получения информации кредиторами общества и увеличить гарантии соблюдения их прав. Таким образом, законодатель изменил редакцию соответствующей нормы ФЗ об ООО в пользу укрепления правовых механизмов, направленных на защиту прав кредиторов ООО.

Рассматривая положения азербайджанского законодательства в контексте проблематики защиты прав кредиторов ООО при уменьшении уставного капитала, следует отметить следующее. Согласно п. 8 ст. 90 ГК АР: "После принятия решения общего собрания об уменьшении уставного капитала общество в письменной форме должно сообщить об этом всем своим кредиторам в сроки, определенные в уставе или в решении общего собрания общества. В течение 1 месяца после получения сообщения кредиторы общества имеют право востребовать преждевременное исполнение или прекращение соответствующих обязательств, возмещение понесенного ущерба". Таким образом, механизмы защиты прав кредиторов в случае уменьшения уставного капитала ООО в праве АР минимальны. Они намного хуже положений ФЗ об ООО в редакции, действовавшей до 2011 г. Получается, что законом не устанавливаются обязательные императивные предписания относительно сроков и способов уведомления кредиторов об уменьшении уставного капитала ООО. Кроме того, ГК АР перекладывает решение данных вопросов целиком и полностью на устав или решение общего собрания.

В данном контексте интересно будет обратиться к положению существовавшего ранее Закона АР "О предприятиях с ограниченной ответственностью" 1998 г. Так, согласно п. 2 ст. 19 данного закона "Предприятие в течение 2 месяцев со дня принятия общим собранием решения об уменьшении уставного фонда обязано в письменной форме уведомить всех своих кредиторов об уменьшении уставного фонда, оно может также опубликовать соответствующее объявление в печати. Кредиторы предприятия в течение 1 месяца со дня получения уведомления или со дня публикации объявления вправе потребовать от предприятия предоставления им дополнительных гарантий или досрочного выполнения соответствующих обязательств и возмещения убытков". Получается, что ранее действовавшее законодательство предоставляло кредиторам ООО больше гарантий соблюдения их прав при уменьшении уставного капитала ООО, чем ныне действующий ГК АР.

Таким образом, проанализировав положения законодательства рассматриваемых стран об ООО, автор настоящего исследования выявил ряд проблем, как общих для права РФ и АР (например, вопросы, связанные с размером уставного капитала), так и специфических, присущих каждой из рассматриваемых стран. К последним можно отнести, например, наличие совершенно не обоснованного минимального размера уставного капитала для ООО в 10 тысяч рублей в праве РФ и слабые правовые механизмы по защите прав кредиторов - в праве АР. Автором также были предложены некоторые варианты решения этих проблем.