Некоторые доктринальные и практические проблемы института правовой помощи по уголовным делам

Дата: 
03/01/2015
правовая помощь

Дается системная оценка правовой помощи по уголовным делам. Автор приходит к выводу, что правовая помощь в международном уголовном праве представляет собой комплексный межотраслевой институт, способствующий полной и эффективной реализации норм международного уголовного права. Изучено взаимодействие национальных правоохранительных органов и международных уголовных судов и трибуналов. Отмечается, что вопросы правовой помощи включены в учредительные акты международных уголовных судебных учреждений.

Практически во всех учебных и научных изданиях, рассматривающих сотрудничество государств в борьбе с преступностью, затрагиваются вопросы оказания правовой помощи, но далеко не во всех работах указывается, какое место в международном уголовном праве занимают нормы, посвященные правовой помощи по уголовным делам.

Необходимо отметить, что во многих учебниках анализируются в основном институт выдачи (экстрадиции) и его место в системе международного права. Например, Ю. Г. Васильев утверждает, что институт выдачи - сформировавшийся правовой феномен современности. Его международно-правовое значение проявляется в аспекте целостности системы международного уголовного права и в уже установленном механизме международной уголовной юстиции. В учебнике "Международное право" (отв. ред. В. И. Кузнецов и Б. Р. Тузмухамедов) описана новая отрасль - международное правоохранительное право, в которой выделены вопросы выдачи и передачи лиц в интересах правосудия. Кроме того, экстрадиция исследована в главе "Население и международное право", которая относится к общей части и не рассматривает отрасли международного публичного права.

Только в отдельных изданиях нам удалось найти определение места правовой помощи в международном уголовном праве. Так, И. И. Лукашук и А. В. Наумов утверждают, что правовая помощь по уголовным делам является частью международного сотрудничества в борьбе с преступностью, и классифицируют ее по двум основаниям: предметному содержанию помощи и уровню международных соглашений о ней. Такой подход не дает четкого ответа на вопрос о месте правовой помощи в международном уголовном праве, но все же предлагает некоторые направления для его поиска и оценки.

Мы согласны с тем, что международное уголовное право регулирует не только те направления сотрудничества, которые охватывают виды правовой помощи по уголовным делам, но и более широкий круг межгосударственного сотрудничества в борьбе с международными преступлениями. В данном случае правовая помощь по уголовным делам - часть сотрудничества и представляет собой институт, нормы которого направлены на реализацию источников, кодифицирующих международное уголовное право. Большая часть источников содержит лишь некоторое количество норм, регулирующих вопросы выдачи, уголовного преследования, оказания иных видов правовой помощи. Однако даже если цель международного договора - пресечение отдельных видов преступлений, то в нем все равно есть нормы о правовой помощи, хотя они играют субсидиарную (вспомогательную) роль, направлены на реализацию международного договора в целом.

В большинство источников, содержащих нормы о правовой помощи, включаются как материальные, так и процессуальные нормы. Их соотношение в разных договорах различно, что позволяет говорить о комплексном характере института правовой помощи (его нормы имеют двойную отраслевую принадлежность: относятся и к международному уголовному, и к международному уголовно-процессуальному праву). В данном случае мы умышленно разделяем правовую регламентацию международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью (в широком смысле слова) на две отрасли международного права: международное уголовное и международное уголовно-процессуальное право. Если первая признана отраслью, то вторая находится на стадии обобщения и разработки (хотя существует достаточно публикаций, где она характеризуется в качестве самостоятельной отрасли) .

Есть и иные точки зрения. Так, Р. М. Валеев рассматривает систему международного уголовного права как комплексную отрасль международного права и включает в нее:

"нормы, определяющие составы международных преступлений и преступлений международного характера;

Нормы, регулирующие вопросы расследования и наказания международных преступлений и преступлений международного характера;

Нормы, регулирующие отношения государств по оказанию правовой помощи по уголовным делам, включая выдачу преступников;

Нормы, регулирующие отношения государств по передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания государству, гражданами которого они являются;

Нормы, регулирующие организацию и деятельность органов международной договорной юстиции" .

В теории права высказываются идеи о существовании комплексных правовых институтов. Например, А. В. Васильев пишет, что "правовые институты, содержащие нормы двух или более отраслей права, понимаются как комплексные (межотраслевые)" . Однако нормы комплексных институтов регулируют не "механическую" совокупность, а гармоничный сплав однородных отношений, составляющих предмет регулирования данных институтов. Как верно замечает В. М. Сырых, институт признается комплексным не потому, что в нем имеются нормы других отраслей права, а потому, что эти нормы конкретизируются применительно к специфике предмета. Именно таким институтом и является правовая помощь по уголовным делам.

Итак, правовая помощь в международном уголовном праве представляет собой комплексный межотраслевой институт, способствующий полной и эффективной реализации норм международного уголовного права. Комплексный характер правовой помощи также проявляется на уровне взаимодействия норм международного и национального уголовного права и уголовно-процессуального права, в том числе в практике взаимодействия международных и национальных судов.

Особенность всех международных уголовных судебных учреждений - отсутствие у них собственного аппарата принуждения, а потому для достижения поставленных перед ними целей они прибегают к помощи государств.

Взаимоотношения судов с государствами регулируются их уставами, специальными международными соглашениями, внутригосударственными актами. Уставы двух современных международных трибуналов ad hoc (по бывшей Югославии и Руанде) закрепляют обязанность государств сотрудничать с ними.

Статья 29 Устава МТБЮ гласит: "1. Государства сотрудничают с Международным трибуналом в вопросах расследования и судебного преследования лиц, обвиняемых в совершении серьезных нарушений международного гуманитарного права.

2. Государства без каких-либо неоправданных задержек выполняют любые просьбы об оказании помощи, приказы Судебной палаты, включая следующие действия, перечень которых не является исчерпывающим:

А) опознание и установление местонахождения лиц;

B) снятие свидетельских показаний и производство действий по сбору доказательств;

С) вручение документов;

D) арест или задержание лица;

Е) выдача или передача обвиняемых Международному трибуналу".

Статья 28 Устава МТР содержит аналогичное положение.

Таким образом, исполнение запросов, поступающих от трибуналов, - это обязанность всех государств-участников ООН. В приведенной формулировке перечислены некоторые виды правовой помощи трибуналам. Однако с учетом того что перечень носит неисчерпывающий характер, можно утверждать, что трибуналы вправе требовать от государств оказания любой необходимой им правовой помощи.

Многие европейские государства (Австрия, Бельгия, Босния и Герцеговина, Греция, Испания, Норвегия, Нидерланды, Румыния, Финляндия, Франция, ФРГ, Хорватия, Швейцария и др.) приняли национальные акты, регулирующие их сотрудничество с международными трибуналами.

Во внутригосударственных актах в основном определяется процессуальный порядок взаимодействия национальных правоохранительных органов с международными трибуналами; передачи дел на их рассмотрение, производства ареста и передачи трибуналам разыскиваемых и иных лиц; исполнения приговоров. Органы, уполномоченные принимать решения о передаче лиц, различны. В большинстве государств это суды, в отдельных странах - полиция (Швейцария) или правительство (Швеция).

Иные виды правовой помощи (сбор доказательств, допрос свидетелей и экспертов, передача им повесток, производство обысков, выемок, осмотров мест преступления и т. д.) в национальных актах регулируются реже. В РФ нет специального акта, регламентирующего ее сотрудничество с трибуналами. Их запросы о правовой помощи исполняются согласно нормам гл. 53 УПК РФ, которая содержит основные положения о порядке взаимодействия судов, прокуроров, следователей и органов дознания не только с соответствующими компетентными органами и должностными лицами иностранных государств, но и с международными организациями.

Международный уголовный суд, как и названные трибуналы, нуждается в помощи государств при расследовании и рассмотрении уголовных дел. По ст. 86 Римского статута МУС государства-участники должны всесторонне сотрудничать с Судом, который, в свою очередь, наделен правом обращаться к ним с просьбой о сотрудничестве. Сотрудничество может осуществляться в нескольких формах, в том числе путем оказания правовой помощи. Согласно ст. 89, 92, 93 Статута существуют две формы сотрудничества государства с Судом:

1) по вопросам задержания, ареста и передачи Суду подозреваемых и осужденных;

2) по всем иным вопросам производства предварительного расследования и судебного разбирательства.

Римский статут наделяет Суд правом просить государства об оказании таких видов правовой помощи, как:

Передача лиц в распоряжение Суда;

Дача разрешения на транзитную перевозку лица через территорию государства;

Временная передача лиц в распоряжение Суда;

Идентификация и установление места нахождения лиц или предметов;

Сбор доказательств, включая допрос экспертов, свидетелей;

Допрос любых лиц, находящихся под следствием или подвергающихся судебному преследованию;

Вручение документов, включая судебные;

Содействие добровольной явке лиц в качестве свидетелей и экспертов в Суд;

Проведение осмотра мест или объектов, включая эксгумацию и осмотр захоронений;

Производство обысков; наложение ареста на имущество;

Предоставление протоколов и документов (в том числе официальных);

Защита потерпевших и свидетелей, сохранение доказательств;

Выявление, отслеживание и замораживание или арест вырученных средств, имущества и доходов, а также орудий преступлений для последующей конфискации без ущерба для прав bona fide третьих сторон;

Предоставление любых других видов правовой помощи.

Итак, данный перечень видов сотрудничества не является исчерпывающим, а потому Суд вправе просить страну оказать ему любую помощь. При этом на государстве лежит обязанность ее исполнить, отказать Суду оно может только в следующих случаях:

1) если от него требуется совершение действий:

Противоречащих его обязательствам по международному праву в отношении государственного, дипломатического иммунитета или имущества другого государства (ч. 1 ст. 98 Статута);

Несовместимых с его обязательствами по международным соглашениям, в соответствии с которыми для передачи какого-либо лица Суду необходимо получение согласия направляющего государства;

2) если просьба касается совершения действий, не указанных в ст. 93 Статута, и их выполнение запрещено законодательством запрашиваемого государства;

3) если просьба касается предъявления каких-либо документов или обнародования фактов, которые имеют отношение к национальной безопасности (ч. 4 ст. 93 Статута).

Просьбы Суда направляются по дипломатическим или любым другим каналам, определяемым каждым государством при ратификации договора, принятии, утверждении его или присоединении к нему. Также просьбы могут направляться через Интерпол и Европол (или любую другую региональную организацию).

Суд имеет право предлагать любому государству - неучастнику Римского статута оказывать помощь в соответствии с положениями ч. 9 Статута на основе договоренности или соглашения с государствами. Если государство, не являющееся участником Статута, но заключившее специальный договор или соглашение с Судом, отказывается сотрудничать с ним, Суд может информировать об этом Ассамблею государств-участников или Совет Безопасности ООН, но лишь тогда, когда данный вопрос передан Суду Советом Безопасности ООН.

В соответствии со Статутом Суд вправе просить любую межправительственную организацию предоставить ему нужную информацию или документы.

При выполнении запросов государства-участники применяют положения Статута МУС, его Правила процедуры и доказывания и национальное законодательство.

Просьба об аресте и предоставлении в распоряжение Суда направляются в письменном виде. Если такая просьба касается лица, в отношении которого Палата предварительного производства выдала ордер на арест, просьба должна содержать:

Информацию с описанием разыскиваемого лица, достаточную для установления его личности;

Информацию о вероятном местонахождении;

Документы, которые могут быть необходимы в запрашиваемом государстве для выполнения запроса.

Если просьба Суда касается ареста и предоставления в его распоряжение лица, уже признанного виновным, к ней прилагаются:

Копия ордера на его арест;

Копия судебного решения о признании его виновным;

Информация, указывающая на то, что разыскиваемое лицо является именно тем, о ком говорится в судебном решении о признании виновным;

Копия приговора, если он вынесен в отношении разыскиваемого лица.

Когда разыскиваемое лицо, подлежащее передаче, обращается с протестом в национальный суд на основе принципа "non bis in idem", запрашиваемое государство оперативно консультируется с Судом о наличии постановления о приемлемости. Если дело признано приемлемым, то запрашиваемое государство приступает к исполнению просьбы. Если же постановление о приемлемости еще не принято, то запрашиваемое государство может отложить исполнение просьбы о передаче лица до принятия Судом решения.

В неотложных случаях Суд имеет право обратиться с просьбой о предварительном аресте разыскиваемого лица до представления основной просьбы о передаче лица в его распоряжение и подкрепляющих ее документов.

Статут МУС также предусматривает возможность передачи разыскиваемого лица на время (для проведения опознания, дачи показаний или участия в иных следственных или судебных действиях). Это может произойти, если данное лицо является объектом судебного преследования или отбывает наказание в запрашиваемом государстве за иное преступление, чем то, в связи с которым возбуждено ходатайство о его передаче Суду. Для реализации такой передачи должны быть соблюдены следующие условия: лицо свободно дает согласие на передачу; запрашиваемое государство соглашается на передачу; передаваемое лицо остается под стражей; после достижения целей Суд без задержки возвращает лицо запрашиваемому государству.

При коллизии запросов (если они поступили в запрашиваемое государство от Суда и от другой страны) оно должно отдать предпочтение просьбе Суда, если:

1) запрос о выдаче за то же самое преступление направило государство-участник Суда (ч. 2 ст. 90 Статута);

2) запрос о выдаче направило государство, не участвующее в Статуте и не имеющее с запрашиваемым государством договора о выдаче (ч. 4 ст. 90);

3) запрос о выдаче за иное преступление поступил от государства-участника Статута, но между ним и запрашиваемым государством отсутствует договор о выдаче.

Расходы, связанные с исполнением просьб на территории запрашиваемого государства, покрываются последним. Суд согласно ст. 100 Статута возмещает лишь некоторые расходы, связанные с поездками и обеспечением безопасности свидетелей и экспертов; письменным и устным переводом и составлением стенограмм; путевыми и суточными расходами сотрудников Суда; подготовкой любого заключения эксперта или экспертизой, запрошенными Судом; перевозкой лица, передаваемого в распоряжение Суда; любыми чрезвычайными расходами, которые могут быть вызваны исполнением просьбы.

Подводя итог, отметим, что положения, регламентирующие сотрудничество государств с судами, представляют собой нормативный компонент механизма реализации всех остальных норм учредительных актов судов, а также тех договоров о борьбе с международными преступлениями, на применение которых данные суды уполномочены. Таким образом, нормы о правовой помощи, содержащиеся в рассмотренных источниках, выполняют важную роль: обеспечивают достижение главной цели государств в объединении усилий по борьбе с преступностью.

Категория: