Направление дела на новое рассмотрение и независимость судей

Дата: 
03/01/2015
судья

В статье рассматривается вопрос о том, отвечает ли АПК РФ, закрепляющий полномочие арбитражного суда кассационной инстанции давать обязательные к исполнению указания нижестоящим арбитражным судам при направлении дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой или апелляционной инстанций, требованиям принципа независимости судей. Автор на основе исследования правовой природы производств по пересмотру судебных актов приводит аргументы в пользу отрицательного ответа на этот вопрос.

В соответствии с п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ в постановлении арбитражного суда кассационной инстанции перечисляются действия, которые должны быть выполнены лицами, участвующими в деле, и арбитражным судом первой или апелляционной инстанции, если дело передается на новое рассмотрение. Указания арбитражного суда кассационной инстанции, в том числе на толкование закона, изложенные в его постановлении об отмене решения, постановления суда первой, апелляционной инстанций, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего это дело.

Вполне естественно, что в отношении этой нормы может быть поставлен вопрос, насколько она соответствует принципу независимости судей. Дело в том, что арбитражный суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты арбитражных судов нижестоящих инстанций и направляя дело на новое рассмотрение, лишает судей арбитражного суда, который будет заново рассматривать дело, права самостоятельно определять, на основании каких правовых норм и как оно должно быть разрешено.

В целях всестороннего анализа этой проблемы вначале необходимо сделать несколько предварительных замечаний.

Прежде всего следует отметить, что формально арбитражный суд кассационной инстанции вообще не может отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции и отправить дело на новое рассмотрение, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, были установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но судами была неправильно применена норма права. В этом случае в силу прямого указания п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции должен отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

Статья 287 АПК РФ прямо устанавливает, что арбитражный суд кассационной инстанции должен отправить дело на новое рассмотрение в суд, ранее рассматривавший это дело, только если этим судом нарушены нормы процессуального права, являющиеся согласно ч. 4 ст. 288 АПК РФ "безусловными" основаниями для отмены судебного акта, или если выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Буквальное прочтение приведенных норм на первый взгляд дает основание полагать, что поставленной выше проблемы вообще не существует: ст. 287 АПК РФ допускает направление арбитражным судом кассационной инстанции дела в суд нижестоящей инстанции только в случае нарушения норм процессуального права; если же были неправильно применены нормы материального права, кассационный суд должен разрешить дело, самостоятельно применив надлежащую, по его мнению, норму или применив ту же норму, что и арбитражные суды нижестоящих инстанций, но надлежащим образом.

Такой вывод, однако, был бы поспешным. В действительности существует множество ситуаций, когда арбитражный суд кассационной инстанции, не нарушая ст. 287 АПК РФ, вправе отменить судебные акты судов нижестоящих инстанций при неверном применении норм материального права.

Во-первых, если арбитражными судами первой или апелляционной инстанции неправильно определен предмет доказывания по делу. Традиционно (и справедливо) считается, что он обусловлен нормой материального права, регулирующей спорные правоотношения. Из этого же исходит и АПК РФ, устанавливающий, что обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права (ч. 2 ст. 65).

Соответственно, если арбитражный суд кассационной инстанции при рассмотрении жалобы установит, что арбитражные суды первой или апелляционной инстанции неправильно избрали норму материального права, подлежащую применению, и тем самым неправильно определили предмет доказывания, то с точки зрения п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ он не имеет возможности передать дело на новое рассмотрение в нижестоящие арбитражные суды. Однако самостоятельно разрешить дело кассационный суд в этом случае также не может, поскольку если он изберет иную, нежели арбитражные суды нижестоящих инстанций, норму материального права, подлежащую применению, то тем самым он иначе определит и предмет доказывания. Между тем в большинстве случаев в отношении обстоятельств, входящих в этот так называемый обновленный предмет доказывания, стороны никаких доказательств не представляли, поскольку ориентировались на предмет доказывания, предварительно или уже окончательно установленный арбитражными судами нижестоящих инстанций и, естественно, не требовавший от сторон представления доказательств в отношении обстоятельств, в него не входящих. Вместе с тем стороны не вправе представлять в арбитражный суд кассационной инстанции новые доказательства, а суд не вправе их принимать и на их основе заново устанавливать обстоятельства дела (ч. 3 ст. 286 АПК РФ).

В то же время в целях реализации принципа состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) и ввиду необходимости вынесения законного и обоснованного решения у сторон должна быть возможность представить доказательства в отношении обстоятельств, входящих в обновленный предмет доказывания. Единственным выходом из этой ситуации является направление дела на новое рассмотрение в зависимости от обстоятельств в арбитражный суд первой или апелляционной инстанции. Таким образом, установленное арбитражным судом кассационной инстанции неправильное применение нижестоящими судами нормы материального права может повлечь направление дела на новое рассмотрение вопреки буквальному смыслу ст. 287 АПК РФ.

Во-вторых, дело может быть направлено на новое рассмотрение в случае, если помимо названной ошибки арбитражный суд кассационной инстанции одновременно фиксирует нарушение нижестоящими арбитражными судами норм процессуального права. В соответствии с ч. 4 ст. 288 АПК РФ это является безусловным основанием для отмены судебных актов. Если же кассационный суд заключит, что выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам, то, отправляя дело на новое рассмотрение в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, он может в интересах своевременного и правильного рассмотрения и разрешения дела одновременно указать нижестоящим судам и на допущенную ими ошибку в применении нормы материального права.

Следует отметить, что такая же ситуация возникает и в гражданском процессе: при обнаружении ошибки в применении нормы материального права суд кассационной или надзорной инстанции отменяет судебные постановления ниже стоящих судов и направляет дело на новое рассмотрение (п. 2 ч. 1 ст. 390, п. 2 ч. 1 ст. 391.12 ГПК РФ).

Мы видим, что первопричиной проблемы обязательности для судов нижестоящих инстанций указаний вышестоящего суда служит именно право последнего направлять дело на новое рассмотрение. Памятуя о "безусловных" основаниях для отмены судебных актов и пределах полномочий судов соответствующих инстанций, мы не можем лишить суд вышестоящей инстанции этого права, ведь иначе цели правосудия во многих случаях не были бы достигнуты.

Положения п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ находятся в неразрывной связи с положениями ч. 2 ст. 287 АПК РФ, в соответствии с которой арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Буквальное прочтение этой нормы может привести к выводу, что нижестоящие арбитражные суды, в которые арбитражный суд кассационной инстанции передает дело на новое рассмотрение, свободны в выборе подлежащей применению нормы материального права. Роль кассационного суда при этом сводится к указанию на то, какая норма не может применяться при новом рассмотрении дела. Однако такой вывод неверен.

Дело в том, что арбитражный суд кассационной инстанции, проверяя законность решений, постановлений нижестоящих арбитражных судов посредством установления правильности применения норм материального права, всегда хотя бы для себя определяет, какая норма подлежит применению в данном случае. Это нужно для того, чтобы понять, правильно ли было разрешено дело. Если арбитражный суд кассационной инстанции придет к выводу, что норма материального права выбрана и применена нижестоящими судами неправильно, и на этом основании отменит или изменит судебные акты нижестоящих судов, он обязан мотивировать свое решение. Пункты 12 и 13 ч. 2 ст. 289 АПК РФ прямо требуют от кассационного суда указать в постановлении законы и иные нормативные правовые акты, которыми он руководствовался, а также мотивы, по которым он не согласился с выводами суда первой, апелляционной инстанций, если их решение, постановление были отменены полностью или в части.

Конечно, можно сказать, что мнение арбитражного суда кассационной инстанции, изложенное в мотивировочной части постановления, - это не то же самое, что его указание на то, какие действия должны быть выполнены нижестоящими судами при новом рассмотрении дела, поскольку они в архитектоническом и смысловом плане явно в постановлении отделяются. Однако для решения вопроса совершенно не существенно, где расположены соображения арбитражного суда и в какую форму они облечены. Принципиальным является то, что в содержательном плане эти соображения для нижестоящих судов одинаковы - они определяют, на основании каких норм нужно разрешить дело. И если позиция арбитражного суда кассационной инстанции, высказанная как указание нижестоящим судам, является для них руководством к действию, то позиция, изложенная в мотивировочной части постановления, есть проявление мнения этого суда о том, какой нормой права регламентируются предполагаемые спорные материальные правоотношения. Нижестоящие суды, вновь рассматривающие дело, не могут проигнорировать это мнение, если желают, чтобы принятые ими по итогам нового рассмотрения дела судебные акты не были отменены.

Следовательно, в любом случае арбитражный суд первой или апелляционной инстанции, в который дело передано на новое рассмотрение, не свободен в выборе подлежащей применению нормы материального права. Он связан позицией кассационного суда вне зависимости от того, изложена ли она в мотивировочной части постановления или имеет форму указания нижестоящим судам.

В связи с этим норма ч. 2 ст. 287 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе предрешать вопросы о том, какая норма материального права должна быть применена при новом рассмотрении дела, нежизнеспособна и, взятая во взаимосвязи с другими положениями этого Кодекса, не может применяться буквально. Правила ч. 2 ст. 287 АПК РФ призваны сыграть роль фигового листка, прикрывающего очевидную даже для законодателя подчиненность нижестоящих судов вышестоящим, однако с этим они справляются плохо.

Необходимо отметить, что ГПК РФ подходит к этому вопросу более честно. Так, абз. 2 ч. 2 ст. 390, абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ, перечисляя, в частности, вопросы, по которым суд кассационной инстанции и Президиум ВС РФ не могут давать предписаний нижестоящим судам при направлении им дела на новое рассмотрение, не называют в их числе указания на то, какая норма материального права должна быть применена при новом разрешении дела.

Такой подход является объективно обусловленным. И неприменение закона, подлежащего применению, и применение закона, не подлежащего применению, и неправильное истолкование закона - все это охватывается одним и тем же основанием для отмены судебных актов - неправильным применением норм материального права (ч. 2 ст. 288 АПК РФ, ч. 2 ст. 330, ст. 387 ГПК РФ). Наличие одного из указанных недостатков в судебном акте всегда в той или иной мере означает наличие в нем и остальных двух. Поэтому разрешать арбитражному суду кассационной инстанции давать обязательные указания нижестоящим судам в отношении надлежащего толкования закона, одновременно запрещая определять, какая норма подлежит применению, с практической точки зрения бессмысленно.

В связи с этим в дальнейшем мы не будем, как это делает законодатель, разделять случаи неправильного применения нижестоящими судами норм материального права на неправильное толкование закона и неверное определение нормы материального права для разрешения дела по существу, а будем исходить из того, что в силу логики процессуального закона соответствующие указания арбитражного суда кассационной инстанции обязательны для нижестоящих судов, вновь рассматривающих дело.

В то же время в соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. В силу этого положения любое вмешательство в деятельность судов при отправлении ими правосудия, в том числе со стороны вышестоящих судебных инстанций, является недопустимым. Интересы обеспечения независимости исключают текущий контроль со стороны вышестоящих судебных инстанций за ходом рассмотрения дела судом первой инстанции и вмешательство в осуществление им своих дискреционных полномочий.

Вопросы о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела и как оно должно быть разрешено, составляют квинтэссенцию самой деятельности по осуществлению правосудия. В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Правосудие по конкретному делу осуществляется тем судом, к подведомственности и подсудности которого оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ), а точнее - судьей или судьями, входящими в состав этого суда. Соответственно, положение ч. 1 ст. 120 Конституции РФ наделяет полномочием определять, каким законом следует руководствоваться и как должно быть разрешено дело, именно судью. Следовательно, если в силу ч. 1 ст. 120 Конституции РФ вмешиваться в осуществление правосудия непозволительно, то, исходя из тех же соображений непозволительно вмешиваться и в выбор судьей закона, которым следует руководствоваться для того, чтобы разрешить дело.

Несомненно, высказанная арбитражным судом кассационной инстанции в постановлении, которым отменены судебные акты нижестоящих судов и которым дело направлено на новое рассмотрение, позиция о законе, регулирующем спорные правоотношения, равно как и явное указание на необходимость толкования этого закона определенным образом, обязательно должны учитываться нижестоящими судами.

Этот вывод основывается на следующем.

Прежде всего такое положение вещей обусловлено иерархичностью системы арбитражных судов и системы судов общей юрисдикции. Она проявляется в том, что существуют суды, разрешающие дело по существу, и суды, проверяющие правильность принятых решений. Именно в этом смысле употребляют выражения "нижестоящие" и "вышестоящие" судебные инстанции. Вышестоящая судебная инстанция, отменяя постановление суда нижестоящей инстанции и направляя ему дело на новое рассмотрение, указывает в своем постановлении на допущенные ошибки. В этом случае суд, в который направлено дело, для его правильного разрешения обязан эти ошибки исправить. Если суд примет решение вопреки указаниям вышестоящего суда, то это новое решение также будет отменено. Не потому, конечно, что суд нижестоящей инстанции не исполнил соответствующих указаний (такого основания для отмены судебных постановлений в кассационном или надзорном порядке не знает ни АПК, ни ГПК РФ), а потому, что дело осталось разрешено неверно, в самом решении по делу или при его принятии были допущены ошибки, не устраненные вследствие невыполнения указаний суда вышестоящей инстанции. В этом отношении можно сказать, что суд вышестоящей инстанции связан собственным постановлением не в меньшей степени, чем суд нижестоящей инстанции.

Иерархичность судебной системы предполагает, что постановление суда одного уровня может быть отменено постановлением суда только более высокого уровня. Если бы было возможно не выполнять указания, изложенные в постановлении суда вышестоящей инстанции, это приводило бы к фактическому преодолению его обязательности как судом первой или апелляционной инстанции, которому дело направлено на новое рассмотрение, так и самим судом кассационной инстанции при новом рассмотрении им того же дела в обход правил обжалования судебных постановлений, что недопустимо.

С сожалением нужно отметить, что в отечественном судебном корпусе всегда гласно или негласно при оценке деятельности конкретного судьи ориентируются на количество принятых им решений, которые были отменены или изменены вышестоящими судебными инстанциями. Суд первой или апелляционной инстанции никогда не упускает из виду то, что после рассмотрения им дела оно вновь может попасть в суд кассационной инстанции. И если нижестоящий суд будет упорствовать, отрицая позицию арбитражного суда кассационной инстанции, то он, несомненно, будет поправлен последним, который отменит судебный акт, противоречащий его видению того, как надо было разрешить дело. Соответственно, для арбитражного суда первой или апелляционной инстанции практически самоубийственно не следовать позиции вышестоящего суда, высказанной при отмене ранее принятых нижестоящими инстанциями судебных актов: каждый подобный случай - это еще один отмененный судебный акт и, увы (учитывая российские реалии), возможно, еще один шаг к персональной профессиональной дисквалификации.

Таким образом, позиция суда вышестоящей инстанции, высказанная им при направлении дела на новое рассмотрение, для нижестоящего суда фактически носит обязательный характер, однако такое положение дел подрывает независимость судей судов нижестоящих инстанций. В силу этого положение п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ может рассматриваться как посягающее на принцип независимости судей.

Пункт 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. устанавливает, что в случае спора о гражданских правах и обязанностях или при предъявлении любого уголовного обвинения каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Согласно подп. "d" п. 2 Принципа I "Общие принципы независимости судей" Рекомендации N R (94) 12 по вопросам независимости судей (принята 13.10.1994 Комитетом министров государств - членов Совета Европы) в процессе принятия решений судьи должны быть независимыми и действовать без каких-либо ограничений, постороннего влияния, воздействия, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с какой бы то ни было стороны или по любой причине; закон должен предусматривать санкции в отношении лиц, пытающихся воздействовать на судей каким-либо из этих способов; судьи должны иметь неограниченную свободу беспристрастно принимать решения, руководствуясь своей совестью, своим толкованием фактов и действующими нормами права.

Принцип независимости суда как неотъемлемая составляющая права на справедливое судебное разбирательство последовательно проводится в практике Европейского суда по правам человека. В частности, в постановлении от 19.04.2011 по делу "Батурлова против Российской Федерации" Европейский суд указал, что независимость судебной власти свидетельствует о необходимости личной и институциональной независимости, которые требуются для беспристрастного принятия решения (§ 28). Судейская независимость также требует, чтобы отдельные судьи были свободны не только от ненадлежащего влияния со стороны несудебных органов, но и от указаний и давления со стороны других судей и вышестоящих судебных органов (§ 29).

Приведенные положения, на наш взгляд, подтверждают как минимум неполное соответствие международно-правовым стандартам независимости судей положения п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ, который как раз и требует от судей нижестоящих судов следовать при разрешении дела позиции арбитражного суда кассационной инстанции.

Возможен и другой подход к рассматриваемой проблеме. Прежде всего следует заметить, что действующая норма п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ по существу воспроизводит норму, содержащуюся в п. 11 ч. 2 ст. 177, ч. 1 ст. 178 АПК РФ 1995 г., а еще ранее - в абз. 8 ч. 2 ст. 129, ч. 1 ст. 130 АПК РФ 1992 г. При этом и ч. 2 ст. 178 АПК РФ 1995 г., и абз. 3 ч. 2 ст. 130 АПК РФ 1992 г. также содержали правило о том, что арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе предрешать вопросы о том, какая норма материального права должна быть применена при новом рассмотрении дела. Это правило по указанным выше причинам никогда не понималось буквально.

В свою очередь, и абз. 2 ч. 2 ст. 390, абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 действующего ГПК РФ, и ст. 314 и 331  ГПК РСФСР 1964 г., и ст. 248 ГПК РСФСР 1923 г. не запрещали судам кассационной или надзорной инстанции при направлении дела на новое рассмотрение давать нижестоящим судам указания на то, какая норма материального права должна быть применена при новом разрешении дела.

Таким образом, советское и российское законодательство, регулирующее осуществление судами гражданского судопроизводства, всегда предоставляло вышестоящим судам право при передаче дела на новое рассмотрение фактически предопределять позицию нижестоящих судов как по вопросу о том, какую норму материального права применять при разрешении дела, так и по вопросу толкования закона.

Следует отметить, что законодательство ряда иностранных государств, предусматривающее возможность обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений в вышестоящий суд, наделенный правом отменить их и направить дело на новое рассмотрение, содержит аналогичные нормы ревизионного производства. Так, в соответствии с п. 1 § 511 Гражданского процессуального уложения Австрии 1895 г. суд, в который было возвращено дело, связан при его рассмотрении и разрешении правовой оценкой, данной ревизионным судом в определении об отмене принятых решений. В силу § 563 Гражданского процессуального уложения Германии 1977 г. в случае отмены решения дело направляется для нового рассмотрения и разрешения в апелляционный суд (п. 1); апелляционный суд должен положить в основу решения правовую оценку, объясняющую отмену решения (п. 2). В соответствии со ст. 384 Гражданского процессуального кодекса Итальянской Республики 1940 г. суд формулирует норму закона при принятии решения по жалобе, поданной в соответствии с п. 3 абз. 1 ст. 360. Решения нижестоящих судов могут быть обжалованы в кассационную инстанцию по основанию нарушения или неправильного применения закона или национальных коллективных соглашений и контрактов о занятости, а также во всех иных случаях при принятии решения по вопросам, имеющим чрезвычайную важность. Если суд удовлетворяет жалобу, он отменяет решение и направляет дело на новое рассмотрение в другой суд, который должен соблюдать норму закона и в любом случае действовать в соответствии с указаниями направившего суда. При этом дело рассматривается по существу, если не требуется исследования новых доказательств.

Такое положение дел неудивительно. Как уже было отмечено выше, инстанционная система обжалования предполагает, что дело по существу рассматривает только суд первой инстанции, а каждый следующий вышестоящий суд проверяет его решение и (или) решения нижестоящих по отношению к проверяющему судебных инстанций. Указания вышестоящего суда, какой нормой закона и каким ее пониманием следует руководствоваться при разрешении дела, данные нижестоящему суду, представляют собой выявление ошибки последнего, которую тот должен исправить при новом рассмотрении дела. В этом отношении можно сказать, что дело направляется в нижестоящий суд не для того, чтобы он в буквальном смысле заново рассмотрел дело, а для того, чтобы он исправил собственные ошибки, которые вышестоящий суд в силу своей природы (или без вреда для процессуальных прав участников процесса) сам исправить не может. Соответственно, обязательность указаний суда вышестоящей инстанции для нижестоящего суда является неотъемлемой частью деятельности по проверке правильности судебных актов и вызвана необходимостью решения основной задачи, стоящей перед правосудием, - вынести законное и обоснованное решение по делу. Поскольку на каждом суде любой инстанции лежит обязанность принимать судебные постановления в соответствии с законом (ст. 6 АПК РФ), суд нижестоящей инстанции обязан исправить собственные ошибки, на которые было указано вышестоящим судом. При этом суд нижестоящей инстанции не может признать ранее сделанные им выводы верными и тем самым не согласиться с судом вышестоящей инстанции, поскольку оценивать свои выводы не в его компетенции.

Право на обжалование судебных постановлений имплицитно входит в содержание конституционного права на судебную защиту. На это неоднократно указывал КС РФ в своих постановлениях. Обращенное к судам нижестоящей инстанции требование закона выполнить указания вышестоящего суда о том, как должно быть разрешено дело, как раз выступает гарантией права участников процесса на обжалование, поскольку без него результаты обжалования могли бы быть нивелированы чересчур независимым поведением суда нижестоящей инстанции, не признающим никаких авторитетов, что сделало бы такое обжалование бессмысленным.

В связи с этим положение п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ, требующее от судей нижестоящих судов при новом рассмотрении дела следовать позиции арбитражного суда кассационной инстанции в отношении того, какой нормой материального права и каким ее пониманием следует руководствоваться, может рассматриваться как обеспечивающее действие ч. 1 ст. 46 Конституции РФ в отношении обжалования судебных постановлений.

В то же время представляется, что нельзя противопоставлять положения ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, поскольку это не соответствует их целевой направленности, предопределенной ст. 18 Конституции РФ, - обеспечить правосудием права и свободы человека и гражданина. Эта цель недостижима ни при каких процессуальных гарантиях права на судебную защиту, если не будет обеспечена независимость суда, рассматривающего дело. Без независимости суда все те гарантии законности и обоснованности решения, которые закон предоставляет участникам процесса, потеряют свое значение, поскольку их реализация будет зависеть от суда, который в свою очередь тоже будет от кого-то зависеть и иметь в силу этого интересы, идущие вразрез с принятием законного и обоснованного решения.

Неслучайно Конституция РФ в ч. 1 ст. 118 устанавливает, что правосудие осуществляется только судом, т. е. субъектом, наделенным особыми чертами, к числу которых в первую очередь относится независимость (ч. 1 ст. 120 Конституции РФ). Соответственно, если не будет обеспечена независимость суда при принятии решения, то этот орган не может быть назван судом в прямом смысле слова и его деятельность уже только в силу этого не может признаваться правосудием, хотя она может быть обставлена тысячей других процессуальных супергарантий. Из этого исходит и процессуальное законодательство, признающее состав суда, не отвечающий требованиям независимости и беспристрастности, незаконным, а судебные постановления, принятые таким судом, - подлежащими безусловной отмене (ч. 1 ст. 17, ч. 1 и 2 ст. 21, ст. 22, п. 1 ч. 4 ст. 270, п. 1 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, ч. 1 ст. 14, ч. 1 и 2 ст. 16, ст. 17, п. 1 ч. 4 ст. 330, ст. 387 ГПК РФ). В силу этого недопустимо жертвовать независимостью суда в угоду целесообразности, скрывающейся под маской принципа процессуальной экономии или принципа инстанционности. Без обеспечения независимости суда невозможно существование и самого права на судебную защиту.

На основании изложенного представляется, что положение п. 15 ч. 2 ст. 289 АПК РФ не в полной мере соответствует принципу независимости судей.

Важно отметить, что в случае удаления этой нормы из процессуального законодательства полномочие арбитражного суда кассационной инстанции отправлять дело на новое рассмотрение становится практически ненужным. Если разрешить арбитражному суду первой или апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела исходить из собственного понимания подлежащего применению закона и не соглашаться с мнением вышестоящего суда, если оно, по мнению нижестоящего суда, не соответствует закону, то направление арбитражным судом кассационной инстанции дела на новое рассмотрение ничего не даст, кроме затягивания сроков судебного разбирательства. В конце концов дело опять попадет в арбитражный суд кассационной инстанции, который разрешит дело на основании той нормы материального права, какую сочтет подходящей.

Следовательно, полномочие арбитражного суда кассационной инстанции отправлять дело на новое рассмотрение должно быть реализовано только в случае, если нижестоящим судом допущены нарушения норм процессуального права, являющиеся в соответствии с ч. 4 ст. 288 АПК РФ "безусловными" основаниями для отмены судебного акта, а также если выводы, содержащиеся в судебных актах нижестоящих судов, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Если же вышестоящий суд придет к выводу о том, что арбитражным судом первой и (или) апелляционной инстанций неправильно применена норма материального права, то независимо от других выявленных недостатков оспариваемого судебного акта он обязан, не передавая дело на новое рассмотрение, самостоятельно его разрешить. Если при этом арбитражный суд кассационной инстанции заключит, что предмет доказывания по делу был сформирован нижестоящими судами неверно либо что помимо неправильного применения норм материального права выводы, содержащиеся в оспариваемых судебных актах, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам, вышестоящий суд обязан заново рассмотреть дело, при этом ему придется предоставить участвующим в нем лицам возможность представить новые доказательства и самому установить обстоятельства, имеющие значение для дела.

Предоставление таких полномочий арбитражному суду кассационной инстанции, несмотря на положения ст. 286 АПК РФ, необходимо именно потому, что важно охранять независимость судей арбитражных судов нижестоящих инстанций, которая неизбежно умаляется при направлении им дела на новое рассмотрение с указанием на обязательность иного применения норм материального права. Такой подход противоречит традиционным представлениям о ревизионной инстанции как о судебной инстанции, занимающейся только вопросами права, но не факта, однако в целях создания надлежащей системы гарантий прав участников процесса на рассмотрение их дела независимым судом от подобных взглядов нужно отказаться, тем более что предоставление суду ревизионной инстанции права в исключительных случаях исследовать вопросы факта не противоречит ее природе именно как проверочной судебной инстанции, призванной исправлять допущенные судами ошибки.