Институт досудебного соглашения о сотрудничестве как разновидность упрощенной формы отправления правосудия

Дата: 
03/01/2015
досудебное соглашение

Исследуется институт досудебного соглашения о сотрудничестве как одна из форм упрощенного порядка судопроизводства. Рассматривая негативные стороны ускорения судебных процедур, автор указывает на недопустимость понижения уровня гарантий прав и законных интересов участников судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела в сокращенном порядке.

Тенденция к упрощению уголовно-процессуальных процедур получает все большее распространение в правовых системах стран мира. Введение института особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) стало первым в истории российского уголовного процесса шагом к усилению диспозитивных начал уголовных правоотношений. После того как этот институт доказал свою эффективность, отечественный законодатель продолжил внедрение упрощенных процедур в судебную систему. Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ УПК РФ был дополнен главой 40.1, регламентирующей особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Целесообразность внедрения в уголовный процесс упрощенных форм отмечается в ряде рекомендаций ООН и Совета Европы. Так, в Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R (87)18 от 17 сентября 1987 г. подчеркивается, что "задержки в отправлении уголовного правосудия можно устранить не только благодаря выделению конкретных ресурсов и способам их использования, но и также более четкому установлению приоритетов в проведении уголовной политики с точки зрения как формы, так и существа, в том числе с помощью упрощения обычных судебных процедур" .

В 2005 г. на Одиннадцатом конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию важнейшим условием эффективного управления системой уголовного правосудия было признано создание системы реституционного правосудия и исключение из систем обычного судебного разбирательства максимального количества дел.

Идея внедрения упрощенных судебных процедур активно поддерживается практиками, поскольку их применение позволяет значительно сэкономить силы, средства и время, необходимые для достижения целей уголовного судопроизводства. Однако сокращение сроков уголовного процесса, как правило, пагубно сказывается на качестве расследования и рассмотрения уголовных дел с точки зрения соблюдения гарантированных Конституцией Российской Федерации принципов. Так, широкое применение особого порядка судебного разбирательства привело к тому, что судьи все чаще умышленно не принимают во внимание существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органами предварительного расследования при производстве по уголовному делу, поступившему в суд с ходатайством о его рассмотрении в порядке гл. 40 УПК РФ. Например, судьи могут "закрывать глаза" на наличие у обвиняемых, заявивших такое ходатайство, психических заболеваний, препятствующих полноценному осознанию ими последствий рассмотрения их дела в особом порядке. Нередки случаи, когда в приговорах по уголовным делам, вынесенных в особом порядке судебного разбирательства, фабула предъявленного обвинения явно не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства. Суды вышестоящих инстанций выявляют также факты осуждения в особом порядке лиц, в деяниях которых отсутствует состав преступления.

Как правило, ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке заявляют обвиняемые, не в полном объеме признававшие свою вину на этапе предварительного расследования, но не верящие в справедливость правосудия. Они предпочитают получить менее строгое наказание за содеянное, пусть даже в обмен на не соответствующий фактическим обстоятельствам дела приговор.

При рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства судом исследуется лишь вопрос о добровольности признания обвиняемым своей вины, а не его достоверность. Ни в одной норме гл. 40.1 УПК РФ нет упоминания о необходимости получения от обвиняемого полного признания вины. Однако согласно п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 16 "О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве" одним из условий постановления обвинительного приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, выступает его согласие с предъявленным обвинением. Если подсудимый с ними не согласен, суд должен принять решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначить судебное разбирательство в общем порядке.

Полагаем, что ускорение уголовно-процессуальных процедур оправдано, лишь когда при их производстве соблюдаются принципы уголовного судопроизводства, не нарушаются гарантированные Конституцией РФ права его участников, не снижается эффективность уголовного правосудия. Обоснованно утверждение А. В. Смирнова о том, что "ускоренная процедура не должна превращаться в скоропалительную, а процессуальная экономия не может заслонять задачу вынесения правосудного решения" .

Общепризнанные принципы и нормы международного права, которые согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации реализуются и в нашей стране, едины для всех форм уголовного правосудия независимо от того, в общем или упрощенном порядке оно осуществляется. Действие закрепленного в ст. 49 Конституции принципа презумпции невиновности не подлежит ограничению. Так, согласно положениям Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Резолюции Комиссии ООН по правам человека о целостности судебной системы от 19 апреля 2004 г. необходимо неукоснительно соблюдать принципы справедливости и презумпции невиновности как основные начала уголовного правосудия. Согласно ст. 66 Римского статута Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г. для осуждения обвиняемого суд должен убедиться в том, что он виновен и это не подлежит сомнению на разумных основаниях. Однако, как пишет Г. А. Печников, при особом порядке судебного разбирательства "...вопреки презумпции невиновности обвиняемый сразу переводится в разряд преступников... В итоге получаем реализацию принципа: "цель оправдывает средства", где "признание" - цель, а "сделка" - средство" . Полагаем, что слепое следование цели процессуальной экономии в ущерб соблюдению принципов уголовного судопроизводства недопустимо.

На негативные последствия введения в России упрощенных судебных процедур указывают большинство ученых. Точку зрения о полном упразднении упрощенного порядка судебного разбирательства в нашей стране высказывают такие исследователи, как В. Быков, Н. Громов, В. Н. Кудрявцев и др.

Широкое распространение вынесения обвинительных приговоров с использованием ускоренных форм правосудия в настоящее время вызывает критику и американских исследователей. В США неоднократно предпринимались попытки сократить сферу применения ускоренных форм уголовного судопроизводства или пресечь такую практику.

Тем не менее упрощенный порядок уголовного судопроизводства обладает некоторыми достоинствами. Так, он способствует:

Реализации одной из главных функций суда - социального умиротворения;

Оперативному достижению смягчения враждебности сторон в конфликтных ситуациях;

Освобождению органов дознания и предварительного следствия от бремени поиска новых улик по бесперспективным преступлениям, а судов - от значительного количества дел, рассматриваемых в общем порядке судебного разбирательства;

Концентрации усилий правоохранительных органов на раскрытии тяжких преступлений;

Возникновению у обвиняемого (подсудимого) готовности и желания признаться в совершении преступления и начать отбывание наказания;

Экономии ресурсов судов и органов обвинения для использования их по сложным делам.

Негативные стороны особого порядка судебного разбирательства сглаживаются при рассмотрении уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Так, вслед за вынесением приговора в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве, как правило, грядет всестороннее рассмотрение уголовного дела в отношении его соучастников. При рассмотрении уголовного дела в общем порядке могут быть выявлены упущения предварительного следствия либо допущенные следователем злоупотребления, поскольку доказательственная база по таким уголовным делам в большинстве своем аналогична. Именно поэтому нередко после вступления в законную силу приговора по основному уголовному делу пересматривается в порядке надзора приговор в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве в целях переквалификации совершенных им деяний на менее тяжкие составы.

В литературе институт досудебного соглашения о сотрудничестве нередко именуется сделкой с правосудием. Однако такая формулировка не совсем верна. Основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора. Процедура заключения соглашения и исполнения его условий производится на этапе предварительного расследования уголовного дела, а в рамках судебного разбирательства прокурор как представитель стороны обвинения согласно взятым на себя обязательствам обращается к суду с ходатайством о назначении обвиняемому более мягкого наказания. Правосудие - это реализация судебной власти, а потому предусмотренную гл. 40.1 УПК РФ процедуру можно назвать скорее сделкой со следствием.

Цель подозреваемого, обвиняемого при заключении соглашения о сотрудничестве состоит в получении минимально возможного наказания согласно ч. 2 ст. 62 УК РФ в обмен на предоставление правоохранительным органам информации, значимой для уголовного преследования лиц, виновных в совершении преступлений. Цель стороны обвинения - раскрытие и расследование преступлений, розыск имущества, добытого преступным путем. По справедливому утверждению И. Звечаровского, "в отличие от зарубежных аналогов, цель которых - признание вины, достижение согласия в части квалификации и размеров наказания (предусмотренных, в частности, в законодательстве США, Испании, Италии, ФРГ), цель введения института досудебного соглашения о сотрудничестве в России - стимулирование положительных посткриминальных поступков" . По мнению В. В. Болотова, институт досудебного соглашения о сотрудничестве значим не столько как форма упрощенного разбирательства по делу, сколько как способ нового, основанного на компромиссе, противодействия преступности, свидетельствующий о переходе к избирательности уголовной репрессии, о расширении правовой базы для сотрудничества обвинительной власти с обвиняемым.

Хотя досудебное соглашение о сотрудничестве является разновидностью согласительных процедур в уголовном судопроизводстве, оно предполагает особый статус субъектного состава его участников: преступника и государства, от имени которого выступает прокурор.

Представляется, что более широкое применение института досудебного соглашения о сотрудничестве в России поспособствует в будущем более эффективному раскрытию и расследованию тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе совершенных организованными преступными группами и сообществами.

Категория: