Доказательства по делам об административных правонарушениях с участием военнослужащих

Дата: 
03/01/2015
военнослужащие

Административная ответственность военнослужащих установлена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ). Как средство принуждения административную ответственность применяет широкий круг субъектов. КоАП РФ и законы субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях наделяют юрисдикционными полномочиями судей арбитражных судов, судов общей юрисдикции, включая мировых судей и судей военных судов, коллегиальные органы и должностных лиц практически всех органов исполнительной власти, других государственных органов и даже некоторых государственных учреждений.

М. Н. Бакович, П. А. Дубик, А. С. Ковалев, В. В. Козлов, А. С. Лопатин, Н. В. Савосина, К. В. Фатеев и другие ученые-юристы неоднократно исследовали вопросы административной ответственности военнослужащих. Однако пока в недостаточной степени получил освещение такой аспект, как исследование доказательств в процессе рассмотрения дел об административных правонарушениях и принятия судебного решения.

Предметом доказывания согласно ст. 26.1 КоАП РФ являются: событие административного правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые КоАП РФ или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, виновность указанного лица, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (перечень не является исчерпывающим).

В целях выяснения обстоятельств, указанных в ст. 26.1 КоАП РФ, и решения вопроса о составлении необходимых процессуальных документов (протокол по делу об административном правонарушении, постановление по делу и иные документы) судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, должны определить доказательства по делу об административном правонарушении.

Такими доказательствами являются любые фактические данные, на основании которых вышеуказанные лица выясняют обстоятельства, подлежащие доказыванию. В ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ определил, что доказательства по делу об административном правонарушении, а именно фактические данные, наряду с объяснениями лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями экспертов, иными документами, показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами, устанавливаются также протоколом об административном правонарушении и иными протоколами, предусмотренными КоАП РФ.

Именно с таких позиций Пленум Верховного Суда Российской Федерации уточнил возможность присутствия понятых при применении мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, в отношении всех лиц, управляющих транспортным средством соответствующего вида, разъяснив, что согласно ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, а также лица, совершившие административные правонарушения, предусмотренные ч. 1 ст. 12.3, ч. 2 ст. 12.5, чч. 1 и 2 ст. 12.7 названного Кодекса, подлежат отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения.

В ст. 27.12 КоАП РФ установлено, что отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти - также должностными лицами военной автомобильной инспекции в присутствии двух понятых.

Об отстранении от управления транспортным средством, а также о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется соответствующий протокол, копия которого вручается лицу, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Согласно п. 9 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, если в результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения будет выявлено превышение предельно допустимой концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, то составляется акт освидетельствования на состояние опьянения.

Форма акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и форма протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения утверждены приказом министра внутренних дел Российской Федерации от 4 августа 2008 г. N 676. Форма протокола об отстранении от управления транспортным средством содержится в Приложении N 14 к Методическим рекомендациям по организации деятельности Госавтоинспекции при производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.

Все указанные подзаконные нормативные акты полностью согласуются с положениями ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ, предусматривающей обязательное присутствие двух понятых при применении вышеперечисленных мер обеспечения производства в отношении всех лиц, управляющих транспортным средством соответствующего вида.

Ниже излагаются правовые позиции военных судов, касающиеся проблематики получения, фиксации и оценки доказательств по делам об административных правонарушениях с участием военнослужащих.

1. Участие в качестве понятых сотрудников милиции влечет отмену судебного постановления с прекращением производства делу за отсутствием состава административного правонарушения, поскольку лица, участвовавшие в качестве понятых, являются заинтересованными в исходе дела (несоответствие материалов дела ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ).

Окружной военный суд нашел оспоренное постановление подлежащим отмене в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 25.7 КоАП РФ в случаях, предусмотренных данным Кодексом, должностным лицом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Число понятых должно быть не менее двух.

Часть вторая той же статьи устанавливает, что присутствие понятых обязательно в случаях, предусмотренных гл. 27 КоАП РФ.

В силу ч. 2 ст. 27.12 КоАП РФ отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти - также должностными лицами военной автомобильной инспекции в присутствии двух понятых.

В связи с изложенным участие в качестве понятых сотрудников милиции, которые работали в составе экипажа совместно с инспектором Р., представляется недопустимым, поскольку указанные лица заинтересованы в оформлении отраженных в доказательствах по делу результатов, а соответственно и в привлечении Б. к административной ответственности.

Не могут быть признаны достоверными и показания свидетеля Р. о том, что он видел Б. за рулем его автомобиля, поскольку данные показания ничем, кроме слов самого Р., не подтверждаются, а в условиях той дорожной обстановки, которая была при этом, с учетом того, что Р. не участвовал в задержании Б., представляются голословными.

Как установлено в судебном заседании суда первой инстанции, Б. был задержан не за рулем своего автомобиля, а на расстоянии примерно 50 метров от него. Кроме того, задержание Б. производилось сотрудниками милиции другого экипажа, которые в судебном заседании не допрашивались и показания которых в материалах дела отсутствуют. Экипаж ДПС Р. на место задержания Б. прибыл по прошествии некоторого времени после его задержания.

Не опровергаются показания Б. о том, что он не управлял автомобилем, и показаниями допрошенных в суде свидетелей Е. и Д., а сделанный судьей вывод об обратном материалами дела в полной мере не подтвержден.

Поскольку каких-либо иных доказательств того, что именно Б. управлял принадлежащим ему автомобилем, в материалах дела не имеется, то основания для привлечения этого лица к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ отсутствуют.

Кроме того, необходимо отметить, что для привлечения лица, управляющего транспортным средством к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование.

2. При составлении протокола понятые отсутствуют.

Окружной военный суд производство по административному делу прекратил и отменил судебное постановление суда первой инстанции, так как в качестве доказательств виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, использовались недопустимые доказательства - акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и протокол об отстранении от управления транспортным средством, составленные без участия понятых (нарушение требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ) .

Окружной военный суд отменил за отсутствием состава административного правонарушения постановление о привлечении г. к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, поскольку в качестве доказательств виновности г. использовались акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и протокол об отстранении от управления транспортным средством, составленные без участия понятых (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

Следует отметить, что Верховный Суд Российской Федерации по данному вопросу указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять следующие меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении: 1) доставление; 2) административное задержание; 3) личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице; осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов; 4) изъятие вещей и документов; 5) отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида; 6) медицинское освидетельствование на состояние опьянения; 7) задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации; 8) арест товаров, транспортных средств и иных вещей; 9) привод.

Присутствие же понятых в соответствии с п. 2 ст. 25.7 КоАП РФ обязательно лишь в случаях, указанных в гл. 27 КоАП РФ, перечень которых является исчерпывающим.

3. Правомерность использования конкретного изделия из числа моделей технических средств при измерении скорости движения транспортного средства, концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе; диагностике технического состояния, параметров транспортного, средства и состояния автомобильных дорог.

Исходя из позиции Верховного Суда Российской Федерации доказательства, полученные с использованием технических средств, перечисленных в ч. 1 ст. 26.8 КоАП РФ, могут быть признаны судом надлежащими доказательствами в том случае, если они присутствуют в Перечне основных технических средств, используемых в деятельности ГИБДД для обеспечения доказательств по делу об административных правонарушениях.

Конкретные модели технических средств, указанных в названном Перечне, на основании Федерального закона "Об обеспечении единства измерений" от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ поверяются органами Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии в соответствии с методиками испытаний. Методики поверочных испытаний утверждаются при внесении каждого типа прибора в Государственный реестр средств измерений, что подтверждается сертификатом об утверждении типа средства измерения.

При этом, периодичность проведения поверки данных приборов отражается в "Описании типа средства измерения" (неотъемлемая часть сертификата об утверждении типа средства измерения), рекомендованном к утверждению решением Научно-технической комиссии по метрологии и измерительной технике Госстандарта России (протокол N 1 от 30 января 2001 г.).

Необходимые технические параметры прибора, а также наименование и номер документа на методику поверки определены в "Описании типа средства измерения". Факт выдачи свидетельства о поверке является подтверждением технических характеристик прибора и пригодности его к применению.

Перечисленные документы, содержащие технические характеристики прибора и данные о его поверке, могут быть истребованы в подразделениях Госавтоинспекции судьей, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, в порядке ст. 26.10 КоАП РФ.

4. Обязательно ли медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое подлежит привлечению к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, если факт опьянения был документально зафиксирован врачом медицинского вытрезвителя при помещении такого лица в вытрезвитель?

КоАП Российской Федерации не содержит нормы о том, что единственно допустимым доказательством нахождения лица в состоянии алкогольного опьянения является акт медицинского освидетельствования лица.

Основания и порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения урегулированы положениями ст. 27.12 КоАП РФ.

Часть 6 этой статьи предусматривает, что медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с п. 6 Постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении правил медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов" от 26 декабря 2002 г. N 930 требованием, предъявляемым к врачу, который проводит медицинское освидетельствование, является наличие специальной подготовки.

Пунктом 4 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (в настоящее время действуют Правила - п. 15), и заполнению учетной формы 307/у-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" предусмотрено, что освидетельствование проводится врачом (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом - фельдшером), прошедшим на базе наркологического учреждения подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования по программе, утвержденной приказом Минздрава России от 14 июля 2003 г. N 308 (приложение N 7).

Таким образом, медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения могут проводить только лица, обладающие специальными познаниями в области медицины и прошедшие специальную подготовку в порядке, установленном действующим законодательством. При этом, вышеперечисленные акты не содержат указания на специальность врача, который проводит медицинское освидетельствование.

Из изложенного выше следует, что если врач медицинского вытрезвителя, который проводит исследование на установление состояния опьянения, имеет соответствующую специальную подготовку, то составленный по результатам осмотра акт, в котором сделан вывод о состоянии в этот момент освидетельствованного лица, может быть использован в качестве письменного доказательства по делу об административном правонарушении, которое подлежит оценке по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, поскольку состояние опьянения может быть установлено любыми средствами доказывания, предусмотренными ст. 26.2 КоАП РФ. Проводить дополнительно медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица в данном случае не требуется.

5. Является ли отсутствие водительского удостоверения в материалах такого дела основанием для возвращения протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, составившему протокол, ввиду неполноты представленных документов в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ?

Водительское удостоверение - это документ, подтверждающий право гражданина управлять транспортным средством определенной категории.

Под вещественными доказательствами по делу об административном правонарушении понимаются орудия совершения или предметы административного правонарушения, в том числе орудия совершения или предметы административного правонарушения, сохранившие на себе его следы (ч. 1 ст. 26.6 КоАП РФ).

Таким образом, по смыслу ст. 26.6 КоАП РФ, водительское удостоверение не является вещественным доказательством.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении при необходимости выносится определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, в случае неполноты представленных материалов, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела.

При рассмотрении дела об административном правонарушении подлежат выяснению наличие события административного правонарушения, лицо, совершившее это правонарушение, и его виновность, характер и размер ущерба и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 26.1 КоАП РФ), т. е. устанавливается состав административного правонарушения.

При этом, в материалах дела должны быть доказательства того, что лицо, управлявшее транспортным средством, имело на это право. Доказательствами могут служить как само водительское удостоверение, так и его копия, а также иные документы из органов ГИБДД, подтверждающие это обстоятельство.

Если отсутствие в материалах дела водительского удостоверения позволяет судье всесторонне, полно и объективно выяснить обстоятельства дела, материалы дела не могут быть возвращены органу или должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ).

В случае возникновения необходимости изучения подлинника водительского удостоверения судья, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, вправе в соответствии со ст. 26.10 КоАП РФ вынести определение об истребовании сведений, необходимых для разрешения дела.

Таким образом, доказывание по делу об административном правонарушении осуществляют судья, орган, должностное лицо, в производстве которого оно находится. С одной стороны, доказывание служит установлению имевших место фактов, обстоятельств, их сущности, оценке значения для установления истины по делу, с другой - фиксации в установленных законом порядке и формах полученных результатов для придания им статуса доказательства. При этом, как показывает судебная практика, нельзя использовать доказательства, которые были получены с нарушением закона (кроме приведенных в статье примеров, это также могут быть и такие, как наличие угрозы, насилие со стороны судей, органов, должностных лиц, опрос несовершеннолетнего свидетеля в отсутствие педагога или психолога, привлечение в качестве эксперта по делу лица, которое состоит в родственных отношениях с потерпевшим).

В то же время полагаем, что действующее нормативное правовое регулирование процесса доказывания и правоприменительная практика учета доказательств в делах об административных правонарушениях обеспечивают надлежащий баланс публичных и частных интересов.